Главная » Декор » Изделия из фарфора на отечественном антикварном рынке: История фарфора в России

Изделия из фарфора на отечественном антикварном рынке: История фарфора в России

Изделия из фарфора на отечественном антикварном рынке

Конспект лекций по дисциплине «Предметы антиквариата» для студентов высших учебных заведений, обучающихся по специальности 021600 «Книгораспространение»

О.Л. Тараканова, Н.Г. Каменская

Изделия из фарфора на отечественном антикварном рынке

Фарфор был известен на Руси уже в XVI в. Однако он являлся предметом роскоши и не имел распространения за стенами Кремля. Вплоть до XVIII в. русские бояре пользовались посудой, изготовленной из металла (серебра, золота), а бедные сословия — посудой из глины и дерева.

Известно, что Петр I в начале XVIII в. не только покупал за границей изделия из фарфора, но заказывал непосредственно в Китае фарфоровую «аптечную посуду», вазы, специальные тазики для бритья, украшенные русским гербом. При нем же были сделаны и первые, правда, не имевшие успеха, попытки наладить собственное фарфоровое производство. Эта задача была решена уже после смерти императора его дочерью Елизаветой Петровной.

В отличие от Западной Европы, где возникновению фарфора предшествовало появление фаянса, в России эти процессы развивались параллельно, и фаянсовое производство даже несколько отставало от фарфорового по времени возникновения. Первый русский керамический завод был основан в 1724 г. в Москве А. Гребенщиковым; в 1747 г. он начал производство изделий из майолики, оказав большое влияние на развитие художественной керамики в России. Начиная со второй половины XVIII в. крупнейшими отечественными центрами керамики становятся Гжель, со временем освоившая все основные виды художественных изделий из глины, и Киево-Межигородский завод (1798-1870). Расцвет их деятельности падает на первую половину XIX в., когда русский фарфор уже завоевал всемирную славу.

Гордостью отечественного фарфорового производства стали изделия Императорского фарфорового завода, завода Ф. Гарднера — первого в России частного предприятия по выпуску фарфора, завода А. Попова и «Товарищества М.С. Кузнецова», в конце XIX столетия объединившего многие фарфоровые и фаянсовые заводы России.

В 1744 г. по распоряжению Елизаветы Петровны под Петербургом был основан первый в России и третий в Европе фарфоровый завод, до 1765 г. называвшийся Порцелиновой мануфактурой, а затем переименованный в Императорский фарфоровый завод (ИФЗ). Для организации фарфорового производства был приглашен из Германии К.-К. Гунгер, работавший на Мейсенской мануфактуре вместе с первооткрывателем европейского фарфора И.Ф. Бётгером. Однако первые опыты по созданию фарфора были неудачными.

В 1744 г. в помощники К.-К. Гунгеру императорским указом был назначен ученый-химик Д.И. Виноградов, которому в 1747 г. удалось найти состав для изготовления высококачественного фарфора и разработать технологический процесс его производства. Первые фарфоровые изделия были небольшими, что определялось размерами печи: это трубки, разнообразные табакерки, черенки для столового серебра, шахматные фигурки, которые изготавливались для подарков именитым особам и нужд императорского двора.

Особенно широко, согласно моде того времени, выпускались различные табакерки, образно называвшиеся «кибиточками любовной почты», — восьмиугольные, овальные, круглые, четырехугольные, в виде раковин, «пакетовые», т.е. имитирующие почтовые конверты с сургучными печатями и др. Нередко им, следуя дальневосточной традиции, придавалась природная форма плодов граната, дыни, яблока, тыквы, виноградной грозди. Часто табакерки украшались жанровыми сценами и забавными подписями. Особое место среди них занимает работа художника А. Черного, лучшего миниатюриста ИФЗ того времени, расписавшего табакерку комической сценкой: два мопса держат зеркало, а третий любуется на свое отражение. Роспись выполнена в коричнево-серой гамме, близка к технике гризайль и очень объемна (1752).

В середине века на заводе преобладали изделия простых форм, в основном мягких округлых, с доминирующей белой поверхностью, на которой выделялось красочное пятно росписи. Среди мотивов декора преобладали изображения бамбука, хризантем, пионов, сосен, фантастических птиц и драконов, свободно разбросанных по поверхности. В художественном отношении эти первые фарфоровые изделия «виноградовского периода» были близки по форме и стилистике восточному фарфору, изделиям Севрской и Мейсенской мануфактур. Известно, что Д.И. Виноградовым было изготовлено и подарено Елизавете Петровне первое пасхальное фарфоровое яйцо.

Конструирование Д.И. Виноградовым новой — большой — печи в 1757 г. дало возможность заводу начиная с середины 50-х гг. изготавливать крупные, подлинно художественные предметы из фарфора. Именно с этого момента можно говорить о развитии фарфорового производства в России. Первым изделием подобного рода стал выполненный в 1750-х гг. «Собственный» сервиз, предназначенный для Елизаветы Петровны. Формы сервиза близки севрскому фарфору. Его предметы украшены рельефной пурпурной сеточкой и лепными цветами, сплетенными в гирлянды . На десертных тарелках с резным бортом изображены птицы. Черепок фарфора ослепительно белый.

Тогда же на заводе начали изготавливать предметы мелкой пластики — куклы и фигуры, как их тогда называли. Эти предметы копировались с аналогичных изделий Севра и Мейсена. Например, статуэтка Вакха (1750-е гг.) выполнена по модели Мейсенской мануфактуры — сегодня она хранится в Эрмитаже. Фигурки животных также близки стилистике немецких фарфористов. Статуэтки людей идеализированы, пасторальны и содержат рокайльные элементы в декоре, что придавало им пышность и некоторую тяжеловесность, но соответствовало канонам рококо — главному художественному стилю эпохи.

Расцвет деятельности Императорского фарфорового завода связан с правлением Екатерины II (1762-1796), с самого начала взявшей его под свою опеку. Именно с этого времени (1765) завод получил название, под которым он вошел в историю русского и европейского художественного фарфора. Тогда же на завод были привлечены лучшие европейские мастера, отечественные художники и скульпторы (Н. Семенов, Г. Никифоров, А. Крылов, А. Соболь, А. Артемьев и др.), установлены тесные контакты с Академией художеств, образцы каждого изделия начали утверждаться на академическом совете.

Высокое покровительство первых лиц императорской фамилии сразу же поставило завод в привилегированное положение, которое сохранялось в течение всех лет его существования. Финансирование из казны позволяло заводу, не задумываясь о затратах, внедрять в производство самые передовые технологии, осуществлять поиск новых художественных решений, экспериментировать в области формы и декора изделий, привлекать к этой работе наиболее опытных технологов и лучших художников. Изначально нацеленный на удовлетворение потребностей императорского двора и его окружения в коллекционных художественных изделиях, ИФЗ не изменял этой традиции вплоть до 1917 г., а те редкие попытки, которые делались для распространения фарфора среди населения России, не имели успеха вследствие его дороговизны.

Будучи первым в России фарфоровым заводом по времени возникновения и продолжая играть «первую скрипку» в дальнейшем, ИФЗ не только установил высокую «планку» для качества изготовления отечественного фарфора и его росписи, но и, выступая своеобразным законодателем моды в фарфоровом производстве, формировал потребительские вкусы. При выпуске своей продукции он четко руководствовался господствующим и в искусстве художественным стилем и направлением. Это проявлялось не только в форме изделий, но и, прежде всего, в выборе средств декора.

В конце XVIII в. ИФЗ выпускал уже около 38 тыс. изделий ежегодно. По своему составу его фарфор, выделываемый из отечественного материала, отличался от европейского, имея больше сходства с китайским

В 1799 г. модельмейстером ИФЗ становится французский скульптор Ж.-Д. Рашет, деятельность которого оказала большое влияние на производство русского фарфора. При нем было начато создание крупных сервизов в классическом стиле, предназначенных для официальных приемов. Так, в 1784 г. был изготовлен сервиз «Арабесковый», рассчитанный на 60 персон; в его состав входило 973 предмета и 9 аллегорических скульптурных групп, прославлявших правление Екатерины Великой и успехи России. Сервиз получил свое название благодаря применению орнамента, заимствованного с фресок, найденных при раскопках Помпеи и Геркуланума. На красно-коричневом фоне сервиза изображены миниатюрные античные виды и профили римлян, заключенные в овальные медальоны. Кроме того, в декоре использованы цветочные гирлянды. Скульптурное настольное украшение, состоявшее из девяти самостоятельных композиций, решено в белом глазурованном фарфоре и бисквите, использованы золоченые элементы декора и оснований скульптур.

Не менее известны и другие парадные сервизы тех лет, выпущенные ИФЗ, в том числе «Яхтинский», «Морской», «Юсуповский», «Кабинетный» и др., со специальными настольными украшениями в аллегорической форме, прославляющими императорскую фамилию. Автором многих из них был уже упомянутый Рашет. Например, «Яхтинский» сервиз был выполнен для Императрицы в честь победы России в русско-турецкой войне. Его предметы украшены эмблемой с изображением морского флага России. «Юсуповский» и «Кабинетный» сервизы объединяют общие черты: строгие и ясные классические формы, которым органично соответствуют пейзажные росписи, сделанные русскими художниками на высоком художественном уровне, крытье, богато украшенное золотым орнаментом. Более парадным выглядит «Кабинетный» сервиз, украшенный видами Италии и широкой каймой цветочного орнамента по полю тарелок. Для его декора использованы лепные украшения, золотая отделка, цировка.

Выпускались вазы и медальоны с изображением Екатерины Великой в образе Минервы, аллегорическими картинами изобилия, человеколюбия, мудрости и правосудия, предназначенные для украшения дворцовых интерьеров. Многие из них были изготовлены скульптором А.Н. Воронихиным, архитектором Казанского собора в Петербурге. Так, ему принадлежит знаменитая «Ваза с сатирами» (1798) — черного цвета с лепными золотыми гирляндами и двумя сидящими сатирами вместо ручек.

Изящен туалетный прибор императрицы Марии Федоровны (1800-1801), состоящий из большого количества предметов для умывания, шкатулок, флаконов, лотков, пудрениц, чудесного зеркала в золотой раме с двумя бисквитными фигурами и двух канделябров. Основной фон изделий выполнен в бирюзовом цвете, роспись — в греко-римском стиле в технике гризайль.

В последней четверти XVIII в. под руководством Рашета на ИФЗ увеличивается выпуск скульптурных изделий: портретных бюстов, фигурок из бисквита. Многие из них исполнены по оригиналам известных скульпторов того времени — итальянца А. Кановы и Ф.И. Шубина.

Под влиянием трехтомного сочинения И.Г. Георги «Описание всех обитающих в Российском государстве народов, их житейских обрядов, обыкновений, одежд, жилищ, упражнений, забав, вероисповеданий и других достопримечательностей», выпущенного на русском языке в 1776-1778 гг., была начата работа над скульптурной серией под названием «Народы России». По гравюрам Георги были воспроизведены 22 фарфоровые фигурки различных народностей России, например «Башкир», «Якут и якутка» и др., выполненные на высоком художественном и техническом уровне. Как отмечают исследователи, «в фигурках этой серии («Народы России». — О.Т., Н.К. ) особенно заметна связь фарфоровой пластики с классицизмом, основным направлением русского искусства второй половины XVIII в. Авторы придавали фигуркам спокойствие, достоинство и радостное выражение лиц» . Тогда же серия фигурок «Народы России» была дополнена серией статуэток, изображавших русских торговцев и ремесленников. Трактовка народных типов и жанровых сцен была далека от русской действительности, костюмы и лица нарочито красивы, однако это была первая попытка использования русских национальных мотивов в художественной керамике. Уже при Павле I (1796-1801) на ИФЗ было повторено и тиражировано 18 статуэток из этой серии. Лучшие из них были поднесены государю во время его посещения завода в 1798 г.

С этого времени выпуск статуэток, изображавших народности России, типы сословий, жанровые сценки из русской жизни, становится для ИФЗ доброй традицией на долгие годы. Он послужил сигналом для начала производства статуэток и на других российских фарфоровых заводах, и прежде всего Ф.Я. Гарднера и А.Г. Попова.

В русском искусстве первой четверти XIX столетия достиг своего расцвета классицизм. Новый стиль отличался простотой, изяществом, изысканной парадностью, нашедшими свое отражение в изделиях ИФЗ. Под воздействием патриотического подъема, роста национального самосознания, вызванных победой в Отечественной войне 1812 г., главными в искусстве, в том числе и в фарфоровом производстве, становятся исторические сюжеты. ИФЗ выпускал различные изделия из фарфора с портретами героев 1812 г., батальными сценами, изображениями солдат и офицеров в мундирах различных полков, знаменитые «военные тарелки». Последние начали изготавливаться при Александре I (1801-1825) в качестве государственного заказа и выпускались на протяжении всего XIX в. Эти вещи дали толчок для появления аналогичных изделий других фарфоровых заводов. Так, на заводе Ф.Я. Гарднера помимо тарелок военной тематики был выпущен чайный сервиз, украшенный карикатурами на Наполеона и его армию работы известного графика И.И. Теребнева (1813-1814).

С 1809 по 1830 г. скульптурное отделение ИФЗ возглавлял адъюнкт-профессор Академии художеств С.С. Пименов, под руководством которого на заводе работало семьдесят русских живописцев-выпускников Академии художеств, а также мастера, приглашенные с Севрского и Бёрнского фарфоровых заводов. Среди наиболее известных живописцев А. Канунников, В. Мещеряков и др.

С именем Пименова связаны лучшие работы первой четверти XIX в. Так, им изготовлены формы знаменитого «Гурьевского» сервиза, сделанного по заказу Д.А. Гурьева, управляющего ИФЗ и Кабинетом его императорского величества (1809-1817). Сервиз был закончен в 1817 г., однако на протяжении последующих лет XIX в. к нему добавлялись отдельные предметы — в общей сложности, их было около тысячи. Они украшены изображениями ремесленников и торговцев, народностей России, пейзажами, выполненными по гравюрам Д.А. Аткинсона, Х.Г. Гейслера, Е.М. Корнеева и других художников. Большую часть сервиза составляли тарелки, темно-вишневые борта которых были украшены индивидуальным для каждого изделия золотым орнаментом, а в центре впервые в истории русского фарфора помещены сценки из народного быта. Подставками для ваз, фруктовниц и чаш служили фигуры юношей и девушек в национальных костюмах, сплошь покрытые мраморной позолотой. Для «Гурьевского» сервиза характерны гармоничность пропорций, лаконичность и стройность форм, изысканное колористическое решение. В отличие от парадных сервизов XVIII в. в нем почти нет настольных украшений. «Гурьевский» сервиз — ярчайшее произведение русского классицизма в фарфоре.

В 1828 г. в стиле ампир на заводе был сделан «Золотой» сервиз. Его предметы сплошь покрыты орнаментом и позолотой.

Интересны работы мастера этого периода П. Иванова — автора тончайших композиций из цветов, выполненных из белого бисквита и украшавших разные предметы: шкатулки, флаконы для духов, вазы. После смерти автора секрет их изготовления был утерян .

Первая половина XIX в. недаром считается временем расцвета русского фарфора, закономерным продолжением и развитием его достижений в XVIII в. Качество фарфоровых изделий ИФЗ становится все совершеннее, фарфор отличается ослепительной белизной . Формы ваз, сервизов, подсвечников отличаются строгостью и лаконичностью. Для ваз чаще всего использовалась форма древнегреческой амфоры или цилиндрической чаши с двумя ручками. Если ранее в фарфоровых изделиях преобладали крупный и сочный растительный орнамент или аллегорические сюжеты, то теперь их место заняли пейзажи, виды Москвы и Петербурга, портреты государственных деятелей, светских модниц и кавалеров, блестящих офицеров, сюжетные картинки на темы русской жизни, написанные с гравюр, модных картинок и даже произведений станковой живописи известных мастеров. Они искусно вписывались в круг, овал, прямоугольник и сочетались с орнаментом.

Помимо традиционного кобальта стали применяться пурпурная, желтая, бирюзовая, голубая и золотая краски. Широко использовался особый способ золочения изделий, при котором золоченая поверхность отличалась высокой прочностью и после мягкой полировки приобретала характерный блеск. В последующие годы этот секрет был утерян. На первой Всероссийской выставке, состоявшейся в 1833 г., отмечалось: «Вазы различной величины, тарелки, чашки и прочее достойное удивления величиною штук и фасоном, прочностью и чистотою фарфора. Искусства живописи и колера красок, золочение и цировка по золоту отличны. Словом сказать, изделия завода (ИФЗ. — О.Т., Н.К. ) по всем частям превосходны» . Фарфор постепенно перестает быть редким и драгоценным предметом, изделия отечественных производителей все шире входят в быт русских людей.

Для парадных ваз использовались бронзовые детали. Вазы собирались из фарфоровых и бронзовых частей и выглядели очень торжественно. С 1814 г. на ИФЗ стали применять редкий для фарфора вид декора — печатный рисунок, который, однако, не получил распространения в изделиях завода. Примером может служить тарелка с изображением Триумфальных ворот города Гатчины, о чем свидетельствует надпись на ее обратной стороне. Оттиск был выполнен с гравюры И.В. Чесского по оригиналу С.Ф. Щедрина.

Одна из наиболее известных вещей этого времени — «Египетская» ваза (1830-е гг.), плетеная чаша которой покоится на трех женских фигурах в египетской одежде, выполненных из неглазурованного фарфора с золочеными элементами. Ярким примером классицизма может служить и огромная ваза в итало-греческом стиле, изготовленная на ИФЗ в 1825 г. по случаю кончины императора Александра I и украшенная его портретом. По своим размерам она превосходила подобные изделия других русских и европейских заводов. Великолепны парные вазы высотой чуть более 30 см с изображением мундиров Российской армии, украшенные росписью, золочением и цировкой (1828-1836).

Принципы классицизма нашли свое выражение и в фарфоровой пластике замечательной скульптуры работы С.С. Пименова «Водоноска» (1820). Изображающая девушку в синем сарафане, белой рубахе и золотом кокошнике с коромыслом на плечах, она стала столь популярной в России, что ее тиражировали не только на ИФЗ, но и на других отечественных заводах. Пименову принадлежит и другая статуэтка — «Сбитенщик со сбитнем», которую один только завод Ф.Я. Гарднера выпустил в нескольких вариантах.

При Николае I (1825-1855) ИФЗ пользовался известностью не столько как коммерческое предприятие, сколько как художественное заведение, выпускавшее изделия для оформления дворцовых интерьеров. Для их росписи использовали цветные и кристаллические глазури. Орнаменты были настолько сложны, что часто воспринимались отдельно от формы изделия. В 1845 г. по распоряжению императора при ИФЗ был организован музей, в основу коллекции которого легли собрание изделий Севрской мануфактуры и лучшие работы завода, хранившиеся ранее как образцы. В последующие годы каждое выходящее с завода изделие должно было быть продублировано в его музее.

С конца 1830-х гг. в русском искусстве вслед за Европой наблюдается кризис классицизма как протест против обезличенности античных форм, что обусловило появление «… «национального романтизма», а затем неостилей в искусстве большинства европейских стран середины и второй половины XIX в. В результате этих процессов стал очевиден конец великой эпохи классического искусства» . Реакцией на каноничность классицизма явился интерес общества к стилям различных эпох: готике, ренессансу, барокко и рококо, которые нашли широкое применение и в фарфоре. Так, продукция ИФЗ в это время характеризуется техническим совершенством, многообразием форм, богатым декором и эклектикой.

В 1830-х гг. по заказу Петергофского дворца заводом был выполнен сервиз «Александрия», расписанный в неоготическом стиле с очень лаконичным декором: на белом фоне четкие золотые полосы и герб Александрии.

Сложным орнаментом в русско-византийском стиле украшены сервизы, изготовленные на ИФЗ в 40-е гг. по проекту художника и археолога Ф.Г. Солнцева. Один из них — «Кремлевский» — отличался особой пышностью и парадностью и по форме напоминал древнерусскую и византийскую посуду из золота и серебра. Роспись, почти полностью покрывающая все поверхности предметов, имитировала цветные эмали. В росписи другого сервиза преобладали красный и зеленый цвета, позолота. В отличие от «Кремлевского» сервиза здесь часть поверхности была ослепительно белой. Этот сервиз был предназначен для великого князя Константина Николаевича и украшен монограммой «ВККН».

Кроме сервизов выпускалось большое количество декоративных ваз, панно или пластов, как их называли, столешниц, чашек, пасхальных яиц и прочих изделий. Высокий уровень их изготовления скрывал начало упадка искусства фарфора. Начинали преобладать огромные по размеру изделия, уместные только в цар-ских палатах, и эклектика.

При императоре Александре II (1855-1881) «для живописцев завода выполнение копии картин старых мастеров на фарфоре считалось вершиной мастерства. Мастер должен был сначала сделать копию на холсте масляными красками, и только если Совет Академии художеств утверждал копию, живописцу разрешалось переносить картину на фарфор… Во время росписи мастер должен учитывать изменение цвета красок при обжиге, что особенно сложно при «подделке» фарфора под масляную живопись» 7. В подобном духе была расписана, например, ваза ИФЗ «Хоровод амуров», в 1873 г. на Всемирной выставке в Вене получившая почетный диплом за живопись на фарфоре. Среди лучших мастеров цветовой живописи середины XIX в. — Ф. Красовский и П. Иванов.

С начала 50-х гг. XIX в. на заводе работал скульптор А. Шпис, произведения которого отличались манерностью в стиле Людовика XV, легкой чувственностью и некоторой застылостью форм. Это направление укоренилось на заводе на долгие годы. Многие мастера пробовали подражать А. Шпису, однако «то, что у Шписа было слишком по-немецки, но грамотно сделано и отличалось вкусом, у его подражателей выглядело натянуто и малохудожественно» . А. Шпис работал и над скульптурой, наиболее известны из них «Дети, бегущие от грозы» (1870-е гг.) и «Девушка с фруктами» (1873) и др.

Для пополнения сервизной кладовой Зимнего дворца в эти годы создавалось множество копий изделий, преимущественно прошлых лет, а также взамен утраченных повторялись копии западноевропейского фарфора, в том числе севрского и мейсенского. Так, в 1850-1880-х гг. на ИФЗ по сохранившимся образцам были изготовлены недостающие изделия к сервизу «Охотничий», выполненному на Мейсенском фарфоровом заводе во второй половине XVIII в. по заказу Екатерины II и предназначенному для ее охотничьего домика в Ораниенбауме. Эти «доделки» столь технически совершенны, что их трудно отличить от подлинных .

При Александре III (1881-1894) в формах и декорировании фарфоровых изделий нередко отдавалось предпочтение китайской и японской стилистике, что определялось личными вкусами императора. Образцами для повторения избирались громоздкие и сложные по форме вазы, сплошь покрытые мелким многоцветным узором или расписанные подглазурно кобальтом с позолотой, а также выполненные в технике так называемого «пудреного» или «брызганого» фарфора. Многие изделия декорировались под античную терракоту. Использовались глазури и подглазурная роспись, технология которой была заимствована у Копенгагенского фарфорового завода. Мода на изделия, выполненные в этой технике, укоренилась в России на долгие годы, что, по-видимому, частично обусловливалось тем, что императрица Мария Федоровна была датской принцессой. Сюжеты росписей были разнообразными: пейзажи, изображения птиц, зверей, которые в свободной композиции распределялись по всей поверхности.

Начиная с 1860-х гг. складывается национальная фарфоровая промышленность России. Выпуск фарфоровых изделий увеличивается за счет продукции частных заводов и монополизации производства. Цели ИФЗ еще более сужаются до обслуживания потребностей цар-ского двора. При этом и другие частные заводы становятся его поставщиками. В образованное в 1889 г. «Товарищество М.С. Кузнецова» вошла 1/7 часть всех фарфоровых заводов России; его продукция, рассчитанная на массового покупателя, выпускалась огромными тиражами и захватила не только отечественный рынок, но и азиатский.

В конце XIX — начале XX в. при Николае II (1894-1917) художественная жизнь на ИФЗ пребывала в состоянии застоя, несмотря на высочайшую техническую оснащенность производства и высокое качество фарфора. Об этом свидетельствует тот факт, что в 1900 г. на Всемирной выставке в Париже продукция ИФЗ осталась без внимания жюри, в то время как изделия «Товарищества М.С. Кузнецова» были отмечены «Гран-при». С целью изменения ситуации к работе на заводе были привлечены художники объединения «Мир искусства», сыгравшие огромную роль в развитии отечественного искусства. Среди них К.А. Сомов, С.В. Чехонин, Е.Е. Лансере, А.Я. Головин и др. Так, в 1905-1907 гг. К.А. Сомов выполнил для ИФЗ ставшие знаменитыми статуэтки «Дама с маской», «Влюбленные», «На камне», продававшиеся по очень высоким ценам. Первая скульптура, изготовленная из бисквита, известна без росписи и в разных вариантах росписи.

Тогда же возглавившим живописную мастерскую ИФЗ Р. Вильде, увлеченным неорусским стилем, для работы на заводе привлекаются художники-сказочники В.М. Васнецов и И.И. Билибин. Так, чашки со сказочными пейзажами, расписанные по эскизам последнего, тиражируются заводом и сегодня, а форма этих чашек так и называется — «билибинская». Приглашенный на завод художник-портретист В.А. Серов повторил в фарфоровой скульптуре свою картину «Похищение Европы». Скульптор С. Судьин создал статуэтку, изображавшую танцующую балерину Тамару Карсавину. При заказе было поставлено условие: фигурка должна стоять на одном пальчике, хотя достичь этого в процессе обжига было практически невозможно. Однако мастер завода А. Лукин сумел создать фарфоровую статуэтку с единственной точкой опоры, что не имело аналогов в мировой практике производства фарфора.

ИФЗ по-прежнему продолжал выполнять заказы двора. Так, к 100-летию со дня победы над Наполеоном (1912) на заводе были повторены популярные «военные тарелки» с портретами героев войны 1812 г. и сценами из военной жизни. Как уже отмечалось, изготовление «военных тарелок» возобновлялось при каждом императоре, поскольку они использовались в качестве подарков при дворе, за исключением времени правления Александра III. Тогда же Николаем II была заказана серия тарелок с изображением военных в мундирах эпохи Александра III. Кроме того, он стал заказчиком и серии фигурок «Народы России» по моделям скульптора П.П. Каменского, выпущенных заводом в 1907-1917 гг. Они были выполнены из раскрашенного бисквита с детальной прорисовкой и с этнографической достоверностью, но получились менее самобытными и изящными по сравнению с фигурками Ж.-Д. Рашета.

Гордостью завода в начале XX столетия было богатство приемов и способов украшения фарфора в стиле модерн, многие из которых были заимствованы в Европе и творчески переработаны мастерами ИФЗ. Мастера завода в совершенстве овладели сложнейшей техникой так называемых потечных и кристаллических глазурей севрского и копенгагенского производств, заимствованных на востоке и дававших богатые декоративные эффекты. По своей фактуре цветные глазури стали самым органичным керамике видом декора. Получившие названия «бычья кровь» и «пламенеющая лазурь», они широко использовались как фон для росписи при декорировании ваз, блюд, пасхальных яиц, панно красками, эмалями и золотом и сразу приобрели известность.

Тогда же была освоена и так называемая роспись солями, по мягкости и прозрачности красок напоминавшая акварельную живопись и по технике исполнения не уступавшая росписям знаменитого копенгагенского фарфора. Она выполнялась подглазурно, требовала простых и гармоничных форм, холодных цветовых оттенков, размытости и блеклости тонов, близких к природным, что достигалось высокими температурами обжига глазури. В области расширения палитры красок (до восьми новых оттенков) керамисты ИФЗ добились высочайших результатов. Начиная с 1911 г. вместе с красками они стали применять эмали, расписывая изделия растительными и природными мотивами, пейзажами, изображениями птиц, животных и растений. Специалисты отмечали, что «монотонность и «ленивое» изящество подглазурной росписи завораживает. В этом смысле подглазурный пейзаж на фарфоре можно считать выражением русской национальной сущности. Ничего не значит, что эта манера зародилась в чужой стране, у нас она достигла пленительной красоты и приобрела оттенок глубоко национальный» . В этой технике работали художники завода А. Большаков, Е. Гаген-Торн, Е. Гурецкая, В. Клеповская, М. Келлер, М. Рафаэль и др. Приобрели известность работы Г. Зимина — вазы «Пейзаж с речкой», «Зимний пейзаж с сосной».

Излюбленный ранее мотив росписи по фарфору — пышная роза — в это время уходит на второй план, ее заменяют скромные полевые цветы, созвучные русской природе, а также ирисы и хризантемы — символы модерна начала века. Таковы вазы «Анютины глазки», «Цикломены», выполненные М. Лапшиным и полные чарующей простоты и изысканности. Изогнутые формы, стилизованные женские фигуры, раковины, сплетенные стебли, перья стали неотъемлемыми атрибутами декорирования фарфоровых изделий ИФЗ в стиле модерн .

На протяжении всего длительного периода своего существования ИФЗ был вне конкуренции, он «задавал тон» в фарфоровом производстве России, создавая высокохудожественные заказные и подарочные изделия, предназначенные в основном для членов царской семьи и ее окружения и не поступавшие в широкую продажу. После революции Императорский фарфоровый завод был национализирован и перешел в собственность государства, впоследствии получив название Государственного фарфорового завода. Позднее ему было присвоено имя М.В. Ломоносова.

За время своего существования завод сменил целый ряд клейм. Так, на некоторых ранних изделиях стоит знак «Muller» по фамилии немецкого мастера Мюллера, бывшего модельмейстером завода в первые годы его существования; на фарфоровых изделиях 1750-1758 гг. ставилось виноградовское клеймо, состоявшее из года выпуска и латинской буквы «W». На изделиях времен Елизаветы и Петра III ставился черной краской или вдавленный в тесто орел — государственный герб России. На тех же изделиях встречаются вдавленные знаки в виде якоря или кружка с точкой. На изделиях времен Екатерины II, Павла I и последующих государей проставлялись подглазурные клейма в основном синего цвета в виде императорских инициалов. Иногда к ним присоединялись буквы «П. К.», сделанные красной краской, что означало «Придворная контора». На фарфоре времени Александра II употреблялось клеймо голубого цвета в виде инициала императорского имени без короны, но окруженного венком из листьев.

После свержения самодержавия и переименования ИФЗ в Государственный фарфоровый завод на изделиях ставился государственный герб России, заключенный в окружность из прерывистых линий, с указанием года под ним — 1917 .

Одним из ведущих фарфоровых производств России второй половины XVIII — начала XIX в. по праву считается завод английского купца и промышленника Ф.Я. Гарднера, основанный в 1766 г. в селе Вербилки Дмитровского уезда Московской губернии и ставший первым частным отечественным предприятием подобного рода.

Помощником Ф.Я. Гарднера и организатором производства был И. Мюллер, в 1760-х гг. работавший с Д.И. Виноградовым на Императорском фарфоровом заводе и хорошо освоивший производственные процессы и рецептуру изготовления фарфоровой массы. Будучи преемником традиций Императорского фарфорового завода, завод Ф.Я. Гарднера оказал большое влияние на развитие производства русского фарфора.

Однако в отличие от ИФЗ Гарднер изначально ориентировался на рынок, широкого покупателя, стремясь разработать устойчивые образцы массовой посуды и других бытовых предметов, а также ее росписи. И ему это удалось: выработанные им каноны служили образцами для отечественных фарфоровых предприятий более ста лет.

Первые изделия завода представляли собой подражательные копии продукции Мейсенской мануфактуры: это были разнообразные курительные трубки, табакерки, кружки и другие мелкие предметы. Вместе с тем в них уже угадывались своеобразные черты гарднеровского почерка: изящные и тонкие рисунки букетов цветов и розанов мейсенских изделий здесь приобрели более яркий, насыщенный цвет и плоскостной характер и напоминали скорее свободную живописную манеру подмосковной Гжели или орнамент в росписи по дереву.

Завод Гарднера выпускал столовую и чайную посуду, скульптуру, вазы, сосуды для охлаждения вина, курительные трубки и табакерки, в том числе дорогие художественные изделия очень высокого качества для самого взыскательного покупателя и фарфор, предназначенный для широких слоев населения России: солонки, масленки в виде птиц, животных, овощей с росписью «под натуру», кружки для пива и т.д.

Заимствуя у мейсенских производителей формы чайной и столовой посуды, гарднеровские мастера старались придать предметам более простые очертания. Так, волнистая, фигурная линия борта тарелок, характерная для Мейсенской мануфактуры и вообще для стиля рококо, в гарднеровской посуде встречается редко. Ручки чайников, кофейников и мисок обычно гладкие и незамысловатые по форме. Гарднеру принадлежит и введение в широкий обиход так называемой «трактирки» — чайной чашки круглой формы. Вообще чашки выпускались Гарднером в огромном количестве, разнообразные по форме и расцветке, в том числе «разлетай», «с краем», с крышкой, «китайской модели», «чиколадные» (шоколадные) и др. Часто края посуды — борта тарелок, десертных корзиночек — прорезывались.

В XVIII в. гарднеровская посуда массового производства обычно украшалась цветочной росписью без позолоты, позолота применялась, главным образом, в заказных изделиях. Строгая композиция в росписи не соблюдалась. Чаще всего в середине помещался крупный цветок или букет, вокруг которого по остальной поверхности изделия разбрасывались мелкие цветочки. Для росписи ранних гарднеровских изделий типично сочетание розового цвета шиповника, прозрачной зелени и скромных незабудок. Пышные розы и тюльпаны, украшавшие посуду ИФЗ, использовались гарднеровскими живописцами крайне редко, при этом теряя свою пышность и помпезность. Преобладающим в цветовой гамме выступал малиновый цвет, которым закрашивались также края бортов и оснований массовой посуды, выдающиеся части ручек и чайных носиков .

Тиражи первых массовых изделий были невелики: несколько десятков, максимум — сотня экземпляров. Если вначале они были несколько тяжеловесными, не отличались безупречной белизной, имели некоторые производственные дефекты, то с 1780 г. завод выпускает фарфор высокого качества, без дефектов, вполне конкурентноспособный с изделиями ИФЗ и западных производителей, но значительно дешевле.

Достигнув своей технической зрелости, завод Гарднера начинает выпускать и уникальные заказные изделия. Наиболее известными из них являются знаменитые «орденские» сервизы, изготовленные в 1778-1784 гг. по личному заказу Екатерины II и разработанные на заводе по собственным эскизам — все они были расписаны выдающимся живописцем И. Кёстнером. Сервизы предназначались для торжественных приемов при императорском дворе, ежегодно устраиваемых в честь кавалеров, награжденных четырьмя высшими орденами России: Андрея Первозванного, Александра Невского, Георгия Победоносца и Святого Владимира.

Для декорирования сервизов был использован распространенный в Европе прием: каждый предмет был украшен изображением ордена и муаровой ленты определенного цвета, перевитой зелеными ветками, тарелки имели форму листьев. Так, сервиз ордена Александра Невского (1780) был выполнен в зелено-красных тонах, с использованием лепных украшений, золочения, надглазурной росписи, а сервиз ордена Андрея Первозванного (1780) — в зеленых тонах с синими орденскими лентами, надглазурной росписью, золочением по расписанному фону. Каждый сервиз состоял из 30 предметов. Для сервиза ордена Святого Владимира (1784), самого крупного, состоящего из 140 предметов, был использован белый глазурованный фарфор, по которому выполнена детальная роспись, повторяющая в увеличенном размере ордена и орденские ленты, с использованием зеленой, красной и черной красок и золочения.

Необычайную легкость сервизам придавали предметы, выполненные в виде резных корзин разной формы и размеров: круглых, овальных, в виде раковин, листьев и др. В этих торжественных сервизах, ставших знаменательным событием в истории русского фарфорового производства, проявилось замечательное умение русских мастеров подчинить художественную роспись форме изделия.

В те же годы (1782-1784) по заказу московского губернатора графа З.Г. Чернышева гарднеровские мастера изготовили ряд сервизов (столовый, десертный и чайный), украшенных его фамильным гербом. Особого внимания заслуживает чайник в форме утяжеленной книзу вазы с крупной четырехугольной ручкой и широким носиком, окаймленным рельефным венком. Ручка на крышке чайника представляла собой опрокинутую набок вазочку. Аналогичные чайники широко выпускались и в качестве самостоятельных изделий массового спроса.

Большой популярностью в конце XVIII в. пользовались миниатюрные фарфоровые сервизы, предназначенные для детских игр. Их выпускали многие фарфоровые мануфактуры. На заводе Гарднера в 1780-х гг. был сделан сервиз малого размера, получивший название «Игрушечный». Он отличался четкостью форм, изяществом и скромностью оформления. Надглазурная роспись цветами по белому фону придавала ему легкость и свежесть.

С конца 70-х гг. на заводе стали осваивать мелкую пластику. Скульптурные фигурки и группы также первоначально копировались с жанровых и пасторальных персонажей мейсенских фарфоровых статуэток, исполненных в ложноклассической сентиментально-трогательной манере, свойственной искусству тех лет. Это мальчик в немецкой куртке и треуголке с клеткой для птиц в руке, моряки в иностранной форме, многочисленные девицы в зашнурованных корсетах и пышных юбках, мальчик-маркиз с гроздью винограда, сложные фигурные группы «Времена года», «Сбор винограда» и др. На рубеже XVIII-XIX вв. фабрика Гарднера начала выпускать «куклы» и столовые фигурки, отражающие крестьянский быт. Примером могут служить выпущенные в конце XVIII в. чернильница «Крестьянин, везущий тачку дров», солонка «Парень и две корзины», масленка «Лежащая корова и крестьянка» и др. С этого времени начинает вырабатываться своеобразная реалистическая традиция русской бытовой фарфоровой скульптуры.

К скульптурным изделиям завода тех лет относятся и многочисленные квасные и пивные кружки, мода на которые пришла в Россию из Англии. Первоначально русские мастера изготавливали эти кружки по английским образцам, заменяя (вернее, переводя на русский язык) только имеющуюся на них надпись, например, «Самый лучший квас», «Пей да дело разумей» и др. Отличительной особенностью гарднеровских кружек стали эффектные, красивые лица, тогда как английские мастера обычно подходили к созданию образов с юмором. Так, хорошо известны дошедшие до нас гарднеровские «турецкие» кружки, созданные в конце XVIII в. в связи с победами русских над турками и покорением Крыма, например украшенная яркими красками, как драгоценными камнями, голова турчанки.

Патриотические настроения начала XIX в. нашли свое отражение и в фарфоровых изделиях Гарднера, усиленно подражавших продукции ИФЗ. В этот период завод, как и другие российские мануфактуры, выпускал фарфоровые вазы, чашки, декоративные блюда и др. с портретами знаменитых личностей, батальными и жанровыми сценами из крестьянского быта и жизни горожан — хороводами, плясками, детскими играми и видами городов. Многие из них копировали популярные в то время рисунки, гравюры и произведения живописи. Такие изделия часто выпускались сериями, стоили дорого и являлись подарками, памятными сувенирами или причудливыми подарочными безделицами. Особое место среди них занимали чашки с портретами, стихотворными девизами, памятными надписями из дамских домашних альбомов, нередко в виде картинки, шарады, карикатуры и т.д.

Следуя моде того времени, они обильно надглазурно покрывались золотом (нередко даже внутри чашки), для портрета оставлялся специальный резерв, в котором помещалось изображение, выполненное надглазурно в цвете, серо-черных или коричневых тонах и повторяющее гравюру. По золотому полю использовалась цировка. Сервизные чашки часто изготавливались в форме горшочка со слегка отогнутым бортом и золотыми отводками. Так, например, в 1810 г. на заводе была изготовлена чашка с портретом графа М.И. Кутузова, а позднее его портрет, скопированный с гравюры С. Карделли, был повторен в изделиях 1813 г.

В этой же технике в 1820-е гг. были выполнены подарочные чашки с портретами П.И. Багратиона и М.А. Милорадовича. Под портретами, как правило, помещалась надпись .

В 20-е гг. широко выпускались и заказные сервизы с портретами. Так, в середине 20-х гг. на заводе был изготовлен сервиз с портретами императрицы Елизаветы Алексеевны (супруги Александра I) и императрицы Марии Федоровны (супруги Павла I), сделанными по гравюрам И. Мека и оригиналу Ж.А. Беннера 1817 г. Сервиз декорирован кобальтовым надглазурным крытьем, в резерве, окаймленном широкой золотой полосой, помещена роспись портрета цветными красками по серому фону. Использованы техники золочения и цировки.

Ярким образцом заказных изделий тех лет служит и чайный сервиз с портретами членов семьи князей Долгоруких, орнаментированный золотым рисунком в стиле ампир. Лепные ручки его крупных предметов, покрытые золотом, изображают крылатые женские фигуры в русских кокошниках.

В торжественно-условных ампирных формах изделий гарднеровской мануфактуры начала века — ваз, чашек, чайников и др. — также преобладали русские пейзажи, виды Москвы и Петербурга, правдивые сцены из народного быта. Излюбленным же украшением фарфоровых изделий, пользующихся спросом у широких слоев публики, были ребусы, девицы и шарады .

Мелкая пластика гарднеровской мануфактуры 1810-1820-х гг. наиболее ярко представлена серией фигурок крестьян, ремесленников, торговцев, скопированных по гравюрам знаменитого «Волшебного фонаря» — популярного периодического издания, выпущенного в Петербурге в 1817-1818 гг. Эти фигурки пользовались большим спросом у населения России и принесли фабрике широкую известность и немалую прибыль. К сожалению, точное количество выпущенных фигурок не установлено. Среди наиболее известных из них — «Молочница», «Дворник», «Вестовой», «Чухонец», «Лакей», «Крестьянка с ягодами», «Стекольщик», «Кучер» и др.

Несмотря на некоторую приукрашенность, идеализацию быта и жизни народа, они отличались индивидуальностью и достоверной передачей образов. Для них характерна тонкая моделировка лица и естественная раскраска костюмов, применение глубоких матовых тонов одежды в сочетании с глазурованными отдельными частями обливных фигур. Такое сочетание лишило фарфор свойственной ему жесткости контуров и приблизило его по фактуре к натуральной ткани, а строго продуманное употребление позолоты придало фигуркам теплоту и правдивость. Средняя высота статуэток составляла от 16 до 20 см, а некоторые наиболее популярные из них (например, «Кучер и крестьянка») выпускались и в уменьшенном размере — 10-12 см. Постаменты фигур были в основном четырех- и восьмиугольные, реже — круглые и покрывались позолотой (полностью или до половины) или золотым орнаментов в стиле ампир .

Вслед за «Волшебным фонарем» фабрика Гарднера в начале XIX в. начала использовать для выпуска статуэток картинки из других популярных изданий тех лет: «Дамского журнала», «Московского телеграфа» и др. Так появились фигурки щеголя и щеголихи, камеристки, дамы, сидящей в кресле, офицеров и солдат в парадной форме, гитариста и др. Одной из наиболее популярных гарднеровских статуэток по праву считается «Сбитенщик», дошедший до нашего времени в шести вариантах; его прототипом послужил «Сбитенщик со сбитнем», модель которого была сделана скульптором С.С. Пименовым для ИФЗ. Гарднеровская пластика оказала большое влияние на развитие пластики других частных заводов и повторялась ими в различных вариантах. Она не только не уступала лучшим образцам фарфоровых заводов Европы, но и превосходила их своей оригинальностью.

В середине XIX в. фабрика Гарднера предприняла новую попытку выпуска жанровых фигурок по гравюрам «Волшебного фонаря». Ассортимент статуэток пополнился новыми моделями, которые трактовались теперь более реалистично, без идеализации крестьянского быта и передавали самобытность изображаемых характеров. Согласно моде и требованиям времени изменился постамент фигурок: он делается теперь круглым или овальным и украшается рельефным золоченым орнаментом в виде мелких завитков. В раскраске одежды статуэток постепенно исчезают матовые глазури и вводится позолота, придающая им нарядный вид.

Большое распространение и успех имели гарднеровские скульптурные группы и отдельные фигурки танцующих, смеющихся, пьющих, играющих на гармошке крестьян, отдыхающих ремесленников, крестьянок с детьми и др. Модели этих фигурок превосходно передают движение. Так, великолепны гарднеровские статуэтки: «Пляшущая крестьянка» (1840), «Пляшущий крестьянин» (конец 1830-х гг.), «Старик, плетущий лапоть» (1830-е гг.), «Кулачный боец» (конец 1830-1840-е гг.) и др. Серия скульптур была посвящена персонажам «Мертвых душ» Н.В. Гоголя. Наряду с крестьянскими типами под воздействием ИФЗ фабрика Гарднера выпустила обширную серию этнографических статуэток и групп.

Подражая заводу Попова, фабрика выпускала разнообразные миниатюрные статуэтки 3-5 см высотой, отличающиеся ювелирностью отделки. К числу оригинальных изделий относятся и фигурные пробки для бутылок в виде голов знаменитых актеров тех лет братьев Каратыгиных и писателя Ф. Булгарина, исполненных по рисунку известного художника-карикатуриста П. Степанова.

Позднее гарднеровские статуэтки начинают изготавливать из бисквита, их расцветка утрачивает праздничную яркость, становится пастельной и более теплой, а сами сюжеты проще и понятнее широкому кругу покупателей фарфора. Эта продукция Гарднера была на российском фарфоровом рынке вне конкуренции. Статуэтки гарднеровского завода неоднократно повторялись в различных модификациях на других частных заводах. Так, «Старик, плетущий лапоть» был повторен на заводе А. Попова в 1830-1840 гг., при этом отличалась лишь раскраска фигурки. Позднее гарднеровские статуэтки заимствовались в качестве образца для гжельских фарфоровых заводов, заводов бр. Кудиновых, Козловых и др. Их образы широко заимствовали и резчики по дереву.

В середине XIX в. на фабрике Гарднера, подчиняясь духу времени, ограниченными тиражами начинают изготавливать небольшие фарфоровые скульптуры обнаженных женщин — так называемые «голышки». Наиболее широко известна из них статуэтка «Женщина, надевающая чулок», повторенная на заводе в Гжели в те же годы. Гарднеровская фигурка отличается мягкой пластикой, нежным колоритом молочно-белого фарфора, контрастирующего с синим покрывалом, падающим на раскрашенную под мрамор подставку.

В середине 1840-х гг., стремясь рассширить рынок, фабрика Гарднера начала выпуск дешевых сортов столовой и чайной посуды из фаянса, заметно потеснивших более дорогую посуду из фарфора и составивших конкуренцию модному тогда английскому фаянсу. Этот гарднеровский фаянс высочайшего качества получил название опак (непрозрачный фарфор). Более низкая температура обжига, чем у фарфора, позволяла украшать опак многоцветной росписью, что делало изделия из него более декоративными. Высокая оценка современниками гарднеровских изделий из опака способствовала тому, что фабрика получила право, начиная с 1853 г., проставлять на них российский герб.

В последней четверти XIX в. завод Гарднера имел широкий ассортимент изделий: сервизы, подарочные чашки, заварные чайники, жанровые статуэтки, вазы, сырные доски, шкатулки, разнообразные флаконы и др. Для их украшения применялись появившиеся в фарфоровом производстве новые способы декорирования фарфора: мушель, прозолоть, деколь, ручная скоропись.

Для гарднеровской посуды этого времени характерно сплошное крытье голубой, зеленой, красной и кобальтовой красками, которое часто украшается рельефным золотым узором. Расширение рынка сбыта гарднеровского фарфора за счет восточных стран способствовало увлечению мастеров «китайщиной» — появлению посуды глубоких черного, бордового цветов с силуэтной росписью фигурок китайцев, подражавшей дальневосточным лаковым изделиям, пестрых флаконов и вазочек, украшенных обильной позолотой, миниатюрной живописью и др.

В 1891-1892 гг. завод Гарднера был продан «Товариществу М.С. Кузнецова», при покупке получившему право на использование марок Гарднера, которые очень высоко ценились потребителями.

На протяжении почти полуторавековой истории фабрика Гарднера сменила множество марок. Сначала (1766-1780), стремясь завоевать рынок, Гарднер беззастенчиво копировал мейсенские знаки, проставляя на своих изделиях два скрещенных меча, а также мечи со звездочкой или две рядом стоящие и скрещенные буквы «Х». Они проставлялись в центре обратной стороны изделий. Однако, в отличие от подглазурных немецких марок, гарднеровские рисовались в основном поверх глазури и были синего цвета. Иногда рядом с буквой «Х» ставилась маленькая латинская «G». В этот период встречается и синяя подглазурная марка в виде буквы «Г».

В 1780 г. использовалась марка, изображающая «мечи» и «звезды» и букву «G», причем первые были синими подглазурными, «G» — красной надглазурной.

В 1780-1820-е гг. на изделиях Гарднера ставилась буква «G» с различными дополнительными обозначениями в виде точек и звездочек (синие и красные подглазурно и надглазурно). В 1800-1825 гг. «G» превращается в крючок синего цвета. В конце 1820-х гг. она заменяется латинской надписью «Gardner», а также русской «Гарднеръ» с различными вариантами рамок, точек, цифр и других обозначений, вдавленных в тесто. В 1830-1840-х гг. большинство надписей «Гарднеръ» вдавливалось в тесто, а дополнительные обозначения ставились рядом синей краской.

Распространенным вариантом марок 1840-1850-х гг. была надпись «Ф. Б. Гарднеръ въ Вербилкахъ» в виде замкнутого круга, в центре которого находилось геральдическое изображение Георгия Победоносца. Модификация этой марки — «Гарднеръ въ Москве», где московский герб располагался вверху. Марка выполнялась зеленой или охристой краской подглазурно. В 1850-1860-х гг. на изделиях фабрики часто встречается марка «Ф.Б. Гарднеръ» в узорной круглой рамке, под ней надпись «Въ Вербилкахъ». Далее используются разные модификации этих надписей.

В 1870-1880-е гг. использовались марки с изображением двуглавого орла и короны. Надпись «Фабрика Гарднеръ въ Москве» очень четкая, подглазурная, красно-коричневая. Для фаянса с 1830 г. стали использовать отдельную систему марок, очень близких по рисунку к маркам фарфора. Краски марок были черные и красные. На марках высококачественного фаянса 1850-1880-х гг. ставилось в рамке «Опакъ».

Последними марками гарднеровского фарфора в период 1880-1917 гг. были известные всей России красно-коричневые клейма, подглазурные и надглазурные, с изображением российского герба и овальной рамки «Фабрика Гарднеръ въ Москве» под ним, в центре овала помещался герб Москвы. Именно эти марки завод М.С. Кузнецова в Вербилках проставлял на собственных изделиях вплоть до Октябрьской революции .

Завод был основан в 1804 г. Карлом Мелли в с. Горбунове Дмитровского уезда Московской губернии. В 1811 г. его приобрел купец А.Г. Попов. Предприятие находилось в упадке, но новый хозяин быстро наладил производство и лично вел все дела, вникая во все тонкости производства и декорирования фарфора, изучая продукцию других частных заводов. Для работы на заводе были приглашены талантливые скульпторы и живописцы. Все это позволило Попову не только выпускать высококачественный фарфор, но и выработать уникальный, ориентированный на национальную художественную культуру стиль .

Расцвет деятельности завода приходится на вторую треть XIX в. В это время его ассортимент состоял из чайно-кофейных и столовых сервизов, подарочных чайных пар, чернильниц, шкатулок, фруктовниц, ваз, мелкой пластики и др. Однако в отличие от Императорского и гарднеровского заводов здесь сразу же была сделана ставка на массового потребителя и начат широкий выпуск так называемой трактирной посуды. Часто чашки снаружи окрашивались одним цветом (преимущественно зеленым и синим), а цветы и фрукты на них помещались в фигурных белых медальонах. Тарелки в сервизах нередко имели оригинальную форму: квадрат, ромб, треугольник. Как никакое другое фарфоровое предприятие России, завод Попова славился своими огромными «хлебосольными» блюдами, живописная роспись которых напоминала знаменитые колокольцевские шали и платки.

Наряду с изделиями завода Гарднера фарфор Попова по своим техническим и художественным достоинствам считался одним из лучших в России. Для его декорирования широко использовалась живопись по фарфору, портретная и пейзажная роспись, букеты и др., а также техники крытья, цировки, маширования .

Эталоном качества изготовления и декорирования изделий в России того времени оставалась продукция Императорского фарфорового завода, поэтому его наиболее известные изделия копировались частными предприятиями, в том числе и на заводе Попова. Огромным спросом пользовались подарочные чашки завода с портретами героев войны 1812 г., выполненные в технике гризайль . В стиле «Николай I» выполнены великолепные декоративные вазы большого размера. По своему декору они близки подобным изделиям ИФЗ.

Не обошло стороной фарфористов завода и увлечение мотивами дальневосточного искусства. В стилистике «шинуазри» выполнялись чайные сервизы, вазы, чашки и блюда. Изделия расписывались золотом по темному фону силуэтами китайцев с зонтиками. Использовался декор из резных веточек, взятый из китайского резного камня, кости и дерева.

Вслед за Гарднером поповский завод начал выпуск жанровых фигурок, высоко оцененных самыми широкими слоями покупателей. Они отличались тщательностью отделки и богатой цветовой гаммой. Среди них такие народные типы, как, например, «Старуха-пряха», «Старик, плетущий лапоть», «Мужик с балалайкой» и др., выпущенные в 1820-1830 гг., франты и изящные женщины, словно сошедшие с обложек модных журналов того времени (с преобладанием желтых и розовых тонов, характерных для пластики завода), целые сюжетные композиции: «Азия», «Венера с Бахусом» и др. Многие из них выполнялись в миниатюрном формате высотой 3-5 см. Большой популярностью пользовались фигурки животных из бисквита.

Изделиям Попова 50-60-х гг. была присуща тяжеловесная и пышная орнаментика с обилием лепных украшений, позолоты и тончайшей росписи в виде гирлянд и букетов цветов на белом, черном, голубом, кобальтовом и других фонах.

Завод просуществовал до 1875 г., последние 15 лет он неоднократно сдавался наследниками Попова в аренду.

Во все годы существования завода его маркой была тисненая или синего цвета подглазурная монограмма из букв «А» и «П». Иногда клеймо делалось черной краской. На некоторые изделия, помимо обычного тиснения клейма, ставился краской особый знак в виде решетки .

В 1810-е гг. в д. Короткая Богородского уезда Московской губернии купцом А.Т. Сафроновым был открыт фарфоровый завод, выпускавший художественную посуду высокого качества, а также модные в то время статуэтки, вазы, кувшины, чайники и пр. Мотивами для их росписи служили исторические и религиозные сюжеты, портреты красавиц и современников, взятые из журналов, а также списанные с гравюр и литографий.

Для декорирования изделий использовались техники подглазурного крытья, золочения и цировки . Примером могут служить чашка с блюдцем «Парижская мода на 1833 г.» с изображением красавицы в модном туалете, бокал с блюдцем с портретом княгини Е.П. Белосельской-Белозерской по гравюре Г. Робинсона из альманаха «Утренняя заря» за 1841 г. В отделке последнего изделия использована паста, из которой сделаны рельефные узоры. Особенно удавались Сафронову эмалевые украшения.

В большом количестве выпускались статуэтки. Многие из них были наивными, но всегда хорошего качества и цветового решения. Их типажи и сюжеты также черпались из журналов и гравюр. Так, например, занимательна фигурка «Франт», или «Парижская мода на 1831 г.», выпущенная в 1832 г. Лучшие изделия завода не уступали гарднеровским и высоко ценились современниками.

В 1851 г. завод арендовал Т.Я. Кузнецов, а затем его выкупил С.Т. Кузнецов. В 1860 г. он был закрыт.

Маркой на сафроновских изделиях служила буква «С» (не путать с гарднеровским клеймом!) с особыми характерными утолщениями на концах, иногда к ней добавляли надпись печатными буквами: «Сафронова». Оттиск делался в тесте или синим цветом подглазурно .

Завод был основан в 1812 г. в Санкт-Петербурге купцом С. Батениным и, будучи небольшим по размерам, выпускал в основном недорогие сорта посуды, рассчитанные на массового потребителя, и декоративные вазы. Изделия завода имели огромный успех у населения России благодаря их богатой раскраске, «прельщавшей взоры знатоков», и дешевизне.

Для декорирования фарфора использовались техники крытья, золочения, подглазурной и надглазурной росписи, надглазурной прорисовки . Согласно моде того времени, многие изделия расписывались по гравюрам исторического и религиозного содержания, как образцы росписи использовались живописные полотна. Так, например, в таком духе выполнена чашка с блюдцем, расписанная по литографии В.И. Поганкина с оригинала К.П. Брюллова «Итальянское утро». Изделие декорировано в технике надглазурной росписи с использованием золочения и цировки. Представляет интерес и чашка, расписанная по гравюре Д. Вейса «Дмитрий Самозванец с польской дружиной под Москвой принимает хлеб-соль» (1830-е гг.).

Особенно популярными были большие двуручные, наподобие античных, батенинские вазы, декорированные золотом и сочной росписью цветов. Некоторые изделия выполнялись в стиле «шинуазри» с большим изяществом.

В 1832 г. завод перешел в опекунское управление и значился под фирмою «Наследники Батенина», продолжившей дело своего основателя. В 1839 г. он был закрыт.

Марки завода Батенина вдавлены в тесто. До 1832 г. они представляли собой аббревиатуры «С.Ф.К.Б.» (»Санкт-Петербург. Фабрика купца Батенина») или «С.З.К.Б.» (»Санкт-Петербург. Завод купца Батенина»). Затем употреблялось клеймо с надписью: «С.П.Б Насл. Батен.» На некоторых вещах завода Батенина попадаются клейма «С. Б.», что, видимо, означает «Сергей Батенин», а также в виде прописной буквы «Б» (печатной или курсивной) .

В 1814 г. в селе Архангельском под Москвой князь Н. Б. Юсупов (1751-1831) — эрудит, полиглот, покровитель наук и искусств, страстный коллекционер, обладатель уникальной коллекции изделий из фарфора — основал фарфоровый завод.

Для этого завода были выписаны мастера, художники и материалы из Франции, со знаменитой Севрской мануфактуры. Продукция завода в продажу не поступала, а предназначалась для подарков высочайшим особам, друзьям и родственникам. При производстве была организована художественная мастерская, где у французских мастеров, в частности живописца Н. де Куртейля, обучались крепостные князя, достигшие впоследствии больших успехов в декорировании фарфора в стиле классицизма.

Здесь изготавливались чашки с портретами знаменитых людей, видами городов, столовые сервизы с гербами, десертные тарелки с цветами, изображения которых брались из книг библиотеки Архангельского. В последнем случае на нижней части тарелки золотыми буквами (обычно на французском языке) указывалась конкретная страница книги, а на верхней помещалось название цветка на французском языке. На любом фарфоровом изделии золотом проставлялся год его изготовления; часто делалась надпись «Архангельское» на русском и французском языках .

Изготовление собственных изделий в Архангельском было сведено к минимуму. Здесь расписывали готовое «бельё» с заводов Севра, Императорского фарфорового завода, заводов Ф.Я. Гарднера и А.Г. Попова. Так, знаменитый сервиз «Тет-а-тет» с видами дачи «Александрия» в Петергофе, подаренный Николаю I, был изготовлен на заводе А.Г. Попова, а расписывался на заводе князя Н.Б. Юсупова в 1831 г. Форма этого сервиза выполнена в стиле классицизма, роспись в виде архитектурного пейзажа сделана с большим изяществом, гармонична и отличается легкостью и прозрачностью красок. Сегодня сервиз хранится в коллекции музея керамики «Усадьба Кусково XVIII в.»

В 1825 г. рядом с фарфоровым заводом Н.Б. Юсупов построил завод для выпуска изделий из фаянса, предназначенных для продажи. Лучшие из них изготавливались с особой тщательностью и мастерством и использовались для подарка и подноса.

Фарфоровый завод князя Юсупова существовал фактически до его кончины в 1831 г. и сгорел во время пожара, фаянсовый же был закрыт в 1838 г.; в последние годы управление заводом взяла на себя вдова князя Т.В. Юсупова-Энгельгардт .

Марки на фаянсовых изделиях были аналогичны маркам изделий из фарфора .

В д. Морье Шлиссельбургского уезда Санкт-Петербургской губернии в начале XIX в. П. Фридриксом был основан фаянсовый завод, в 1817 г. купленный С.Я. Поскочиным и под его руководством просуществовавший до 1842 г. Последний, благодаря высокому качеству выпускаемых изделий, сделал завод известным в России и за рубежом.

Ассортимент завода отличался разнообразием: сервизы, вазы, кувшины, блюда, тарелки, бульонницы, часы, декоративные изделия, мелкая пластика, флаконы для духов и ароматических веществ, шкатулки, изготавливаемые из фаянса (фарфоровые изделия стали выпускаться только в середине XIX в.). Цветовая гамма изделий была разнообразной: белая, «цвета сливок», «цветная пастельных тонов», черная, мраморная и др. По форме изделия также были многообразны: с четкими силуэтами ампира, пышным барокко, стилизацией под восток, в виде древнегреческих амфор, с усложненными формами и резным волнистым краем. Особенно славились барельефы из бисквита, вазы, блюда, выполненные в стиле и технике Веджвуда. Голубые и синие изделия из бисквита быстро раскупались, так как были выполнены с такой тщательной отделкой, что их путали с английскими.

Большой популярностью пользовались фигурки. Отличавшиеся большим художественным вкусом, они, однако, часто были лишены русских национальных черт. Среди наиболее известных из них — фигура сидящей китаянки с качающимися руками, головой и языком, которая выпускалась в различном декоре; кувшин в виде сидящего джентльмена с фонарем с руках; «Фальстаф»; «Мальчик в рыцарском одеянии»; фигура торговца башмаками.

Фаянсовые изделия отличались белизной черепка и полихромным декором. Использовались техники золочения, серебрения, надглазурной и подглазурной росписи, люстрового покрытия, имитирующего металл. Одним из любимых декоров была виноградная лоза, выполнявшаяся рельефом с последующей раскраской. Часто встречались мастерски написанные букеты цветов и порхающие бабочки — мотивы, заимствованные с фарфоровой посуды .

В 1842 г. завод Поскочина был продан графине С.А. Голенищевой-Кутузовой, с 1845 г. возобновившей выпуск фаянсовых изделий, в том числе и по моделям Поскочина, а также начавшей выпускать изделия из фарфора. В 1851-1887 гг. заводом владел барон Корф, сдававший его в аренду разным лицам. В 1887 г. его приобрел в собственность Ф.Е. Емельянов, сконцентрировавший свое внимание в основном на выпуске изделий из фарфора, однако уже не имевших ничего общего с поскочинскими изделиями. Время закрытия завода неизвестно.

Изделия завода в период поскочинского правления имели вдавленные (подглазурные) надписи: «С. Поскочина», «Поскочина» с прибавлением букв А, Е, Д, Н и др. и указывающих, вероятно, на имя мастера. Иногда надпись помещалась в удлиненную декоративную рамку с точечными украшениями .

Завод был основан В.М. Корниловой в Петербурге в 1835 г. и считался одним из крупных фарфоровых производств северной столицы. В 1839 г. он перешел к сыновьям владелицы Михаилу, Петру, Василию и Ивану Корниловым. Мастера были приглашены с Императорского фарфорового завода, а рабочие взяты с заводов Гарднера, Попова, Батенина и того же ИФЗ. Так, в середине 40-х гг. здесь работал известный керамист Дарт, сотрудничавший с архитектором французского неоклассицизма А.Т. Броньяром.

На заводе выпускались сервизы, декоративные вазы, панно, блюда, скульптура, подарочные чашки и т.д., которые были ориентированы на столичного покупателя, имели сбыт в России и за рубежом. Изделия завода отличались высоким качеством и продавались по высоким ценам.

В середине XIX в. в лучших изделиях завода, выполненных в стиле барокко с изящной отделкой цветами и букетами, часто оставлялись не заполненные краской резервы, чтобы был виден ослепительно белый глазурованный фарфор. Нередко в изделиях завода присутствовали богатые скульптурные детали растительных мотивов — цветы, веточки, листья, которые широко использовались в качестве ручек у чашек и на крышках. Так, в конце XIX в. здесь был изготовлен сервиз по заказу ростовских дворян Леонтьевых, каждый предмет которого был украшен их фамильным гербом. Необычен и причудливый по форме чайный сервиз с голубым крытьем, цветочной росписью в резервуарах, позолотой и ручками, напоминающими ветвистые красные кораллы (хранится в Государственном Ростово-Ярославском архитектурно-художественном музее-заповеднике).

На отечественных промышленных выставках 1839, 1841 и 1849 гг. изделия завода получали золотые медали. За высокое качество фарфора в 1843 г. Корниловы были удостоены звания поставщиков императорского двора и отныне проставляли на своих изделиях российский герб. В 1881 г. на заводе впервые в России стал применяться хромолитографский способ украшения фарфора.

1 января 1893 г. было образовано «Товарищество братьев Корниловых». В 1918 г. завод закрылся.

С 1835 по 1839 г. на изделиях завода Корниловых ставилось клеймо с надписью: «Фабрики Братьевъ Корниловыхъ въ С. Петербурге». С 1839 по 1840 г. текст клейма «Въ С.Петербурге. Завод Братьевъ Корниловыхъ» заключался в круглый ободок с подобием крыльев наверху. В последующие годы (до 1861) применялось красное клеймо с аналогичным текстом, но без крыльев. Тогда же использовалось и клеймо с текстом «Братьевъ Корниловых въ С. Петербурге» под российским гербом. В период с 1861 по 1884 г. клеймо не изменялось, но проставлялось синим цветом и т.д.

Завод был основан в 1836-1839 гг. помещиком А.М. Миклашевским в его собственных владениях в с. Волокитине Глуховского уезда Черниговской губернии. Для организации фарфорового производства были выписаны опытные мастера и живописцы из Франции и Саксонии.

Изначально Миклашевским делалась ставка на выпуск предметов роскоши. В ассортименте завода были посуда, сервизы, вазы, мелкая пластика, кашпо, корпусы для каминных часов, рамы для зеркал, панно, декоративные блюда, туалетные и письменные приборы, чернильницы, флаконы, табакерки, столешницы, светильники, бра, канделябры, обрамления для печей и каминов и т. д. Фарфор А.М. Миклашевского поставлялся к императорскому двору, где он пользовалась успехом. Миклашевский имел свою торговлю в Петербурге и на всех главных ярмарках России.

Образцами для фарфора завода Миклашевского были лучшие изделия заводов Мейсена, Севра, дальневосточного фарфора. Но со временем здесь выработался свой собственный стиль, выразившийся в причудливых формах изделий, лепнине, в которой использовались элементы барокко и рококо. Однако некоторые ранние изделия 1840-х гг. выполнены в более строгой, торжественной стилистике петербургского классицизма, называемого «николаевским ампиром». Цены на ранние изделия завода были очень высокими и превышали цены севрского и саксонского фарфора.

Особое место в истории завода занимало оформление церкви в с. Волокитине, для которой был изготовлен великолепный иконостас с шестью иконами, писанными на фарфоре, и многочисленными украшениями, также выполненными из фарфора: рамы, колонны, поддерживающие иконостас, три больших паникадила, исполненные по рисункам лучших петербургских художников .

После отмены крепостного права в 1862 г. завод был закрыт по причине недостатка покупателей и высоких цен.

Марки завода разнообразны. Самая распространенная из них — надглазурная монограмма из букв «А» и «М» (»Андрей Миклашев-ский») красного цвета .

Династия фарфоровых промышленников Кузнецовых началась в 1810 г.

В 1832 г. в пустоши Дулево Покровского уезда Владимирской губернии Т. Я. Кузнецов основал фабрику, которой суждено было стать самой крупной и знаменитой среди предприятий этой династии. В 1864 г. дулевскую фабрику возглавил М.С. Кузнецов, которому за короткий срок удалось монополизировать фарфоровую промышленность России и в 1889 г. основать «Товарищество производства фарфоровых и фаянсовых изделий М.С. Кузнецова», в состав которого вошли четыре наиболее крупных фарфоро-фаянсовых завода России (в Дулеве, Риге, Будах, с. Кузнецове). В начале XX в. их было уже более десятка, в том числе и знаменитая фабрика Ф. Гарднера в Вербилках.

Изначально, преследуя цель полностью овладеть внутренним рынком и расширить сбыт изделий за рубежом, Кузнецов поставил перед своими предприятиями задачу выпуска массовой дешевой продукции отличного качества — она была успешно решена. Для этого он максимально механизировал производство, внимательно следил за зарубежной технологией, смело внедряя у себя все новое, проводил обучение кадров, широко применял импортные краски и сырье. Изучая рынок и вкусы потребителей, Кузнецов сам определял ассортимент изделий и устанавливал их тиражи.

Основную продукцию Кузнецова составляли чайные и столовые сервизы, а также статуэтки гарднеровского отлива. Будучи хорошим коммерсантом, Кузнецов учел большую популярность изделий фирмы Гарднера среди населения и продолжал их выпуск по сохранившимся формам. В 60-х гг. их ассортимент насчитывал свыше 4000 номеров различных фарфоровых предметов, не считая статуэток, до 1500 опаковых и более 1000 фаянсовых изделий . Стремясь сохранить покупателей, многие годы ценивших этот фарфор, на изделиях, выпускавшихся фабрикой в Вербилках, с 1891 г. и вплоть до 1917 г. ставилась марка Гарднера. На некоторых изделиях под ней проставлялась аббревиатура «Д. Ф.» — Дмитровская фабрика.

Постоянно работая над повышением качества фарфоровых и фаянсовых изделий, Кузнецов в меньшей степени занимался художественной стороной своей продукции — она в основном интересовала его с точки зрения прибыли, а потому широко внедрял в производство механические способы украшения своих изделий: скоропись, деколь, печать, трафарет и др.

Так, для декора массовой трактирной посуды широко использовались цветы. Их яркая, праздничная роспись создавалась механическим путем с помощью упрощенной ручной росписи — скорописи, получившей название «агашка» . Широко применялся аэрограф — пульверизатор, с помощью которого краска наносилась на поверхность керамического изделия путем напыления. Это давало возможность тонировать изделия, изменяя их фон от насыщенного цвета к более нежному оттенку.

Помимо дешевой массовой посуды заводы М.С. Кузнецова выпускали большое количество нарядных сервизов, подарочных чашек, блюд, ваз, туалетных приборов и многочисленные отдельные предметы: пудреницы, флаконы, туалетные коробочки и др., которые украшались «французскими» и «саксонскими» рисунками (имитация росписей севрского и мейсенского фарфора XVIII в.), богатым рельефным золотым орнаментом, заказанными в Германии переводными картинками из античной жизни, изображением «красавиц» в пышных нарядах, обнаженных нимф и наяд. Излюбленными красками для фарфоровых изделий Кузнецова были золотая, синяя и пурпурная.

В большом количестве выпускались изделия для среднеазиат-ского рынка — недорогая посуда в восточном стиле, украшенная «китайской печатью», штампованным орнаментом с восточными мотивами и цветочным декором: кальяны, чайники, чашки, пиалы, блюда. Эти изделия пользовались большим спросом в Персии, Турции, Афганистане, Китае и др., откуда они вытеснили западноевропейский фарфор.

Особое место среди продукции Кузнецова занимали изделия из цветной (зеленой) фарфоровой массы — серо-зеленые неглазурованные флаконы, шкатулки, вазы, туалетные наборы, украшенные орнаментом в стиле модерн, повторяющим в утонченном виде природные формы растений, изящными фигурками, сделанными из бисквита.

В 1912 г. в Вербилках была выполнена целая серия изделий, посвященных столетию Бородинской битвы: тарелки, сервизы, блюда, подарочные чашки, вазы и др. с изображением эпизодов Отечественной войны 1812 г. Деколи для этой серии были заказаны в Германии и изображали «Встречу Александра I с Наполеоном в Тильзите», «Военный совет в Филях», «Отступление Наполеона из России» и др. В декоре изделий использовались техники подглазурного и надглазурного крытья, цировки, штамповки, роспись . Золотая кайма по бортам была сделана «под Вену» XVIII в.

Многие изделия Кузнецова этого времени выполнены в неорусском стиле, вошедшем в моду в конце XIX — начале XX в. Это майоликовая и фарфоровая посуда, панно, мелкая пластика. Примером подобного рода могут служить фарфоровые изделия из так называемой «Бояр-ской серии», выпущенные к 300-летию Дома Романовых (1913). В оформлении изделий использовались сцены из народной жизни, портреты в старинных национальных костюмах. Узоры на них выполнены надглазурно золотом с использованием цировки, а сами изображения — с применением деколи немецкого изготовления, с прорисовкой или применением ручной росписи. Такова, например, тарелка «Боярин» (1913).

Новое направление развития получила скульптура малой формы, для создания которой Кузнецов почти не привлекал новых скульпторов, в основном пользуясь старыми гарднеровскими формами с изображениями крестьян (с балалайкой, пляшущий, слепой с котомкой, сидящий на бревне; крестьянка с холстом, прялкой и др.), крестьянских детей, персонажей гоголевских «Мертвых душ», народностей России («Мордовка», «Алеутка», «Финка», «Литовец» и др.) и целых скульптурных групп (»Оленные чукчи», «Грузинки» и др.). Однако теперь лица и обнаженные части тела фигурок из бисквита покрывались глазурью, а одежда и подставки раскрашивались «под натуру», «…что, в конечном счете, привело к потере того удивительного обаяния, которым отмечены фигурки первой половины века» . Незначительными тиражами выпускались также бюсты из белого бисквита — Наполеона, Александра I и др., высота которых варьировалась от 15 до 60 см. Зато широкое распространение получили небольшие по размеру, пестро раскрашенные натуралистичные фигурки животных: лошадей, медведей, верблюдов, кошек, собак разных пород, петухов, аистов, страусов, слабо, однако, исполненные пластически. Часть скульптурной продукции выполнялась по иностранным образцам, прежде всего немецким. Это рассчитанные на мещан и купечество обнаженные нимфы, дамы и пары, большинство из них имело утилитарный характер и использовалось в качестве пепельниц.

Изделия кузнецовского фарфора в дореволюционной России выпускались в большом количестве, пользовались огромной популярностью и спросом в среде купцов, мещан, городского и сельского населения и имелись практически в каждой семье.

Марки кузнецовского фарфора изучены с достаточной полнотой. Являясь с 1902 г. поставщиком императорского двора, Товарищество с этого времени проставляло на своих изделиях российский герб.

Известны несколько марок периода «Товарищества» без указания конкретного фарфорового завода. В основе этих марок лежит изображение герба Российской империи с надписью «Товарищество (или Т-во) М.С. Кузнецова», расположенной под ним в полуовале и заключенной в рамку или без нее. В другом варианте марки к тексту добавлено название города — «въ Москве».

Кроме того, каждый из вошедших в состав Товарищества заводов имел собственное клеймо. Так, например, завод в Вербилках дополнительно к основному клейму проставлял буквы «Д. Ф.» — Дмитровская фабрика. На изделиях Товарищества, шедших на экспорт, проставлялись особые марки. Все клейма, как правило, были надглазурными печатными разных цветов .

Начиная с 1918 г. бывший Императорский фарфоровый завод стал называться Государственным фарфоровым заводом (ГФЗ) в Петрограде . Его художественный костяк составили скульпторы и художники разных поколений и известности, в том числе В. Кузнецов, Н. и Е. Данько, Р. Вильде, М. Лебедева, З. Кобылецкая, М. Адамович, А. Щекотихина-Потоцкая, А. Голенкина, К. Малевич, Н. Суетин, И. Чашник, А. Лепорская, К. Рождественский и др. К работе на заводе привлекались такие известные художники, работавшие в других областях, как В. Серов, К. Сомов, Н. Альтман, Б. Кустодиев, В. Лебедев, В. Конашевич, М. Добужинский, К. Петров-Водкин, Г. Нарбут, В. Мухина, А. Матвеев, Т. Кучкина, Е. Чарушин, кубофутуристы В. Козлинский, К. Богуславская, И. Пуни и др.

Тогда же завод получил свой первый государственный заказ на изготовление предметов с революционными лозунгами и бюстов деятелей революции. Эти изделия, отмеченные высокой художественностью, сразу стали предметами коллекционирования и позднее получили название агитационного фарфора. В нем широко отразилось агитационно-массовое искусство первых послереволюционных лет с его сюжетами, лозунгами и эмблемами, экспрессивным воздействием, динамичностью, собственными сроками жизни художественных образов, своей сферой обитания в общей среде. Из рядового бытового изделия агитационный фарфор превратился в произведение политического искусства, одно из средств проведения в жизнь ленинского плана монументальной пропаганды .

Среди первых изделий агитационного фарфора-декоративные тарелки с революционной символикой: юбилейная с надписью «Победа трудящихся» Р. Вильде (1919), с надписью «История Октябрь-ского переворота» З. Кобылецкой (1920), «К юбилею Красной Армии» с портретом Я. Свердлова М. Адамовича (1922), с монограммой «РСФСР» С. Чехонина (1921) и др., для изготовления которых использовалось «бельё» — запасы Императорского фарфорового завода, приготовленные для замены бьющихся царских сервизов.

По существу, именно усилиям С. Чехонина, его вдохновению, вере в идеалы революции и творческому подъему агитационный фарфор обязан своим появлением . Искусный график и опытный полиграфист, знаток и собиратель предметов старины, он выступал инициатором реорганизации художественной деятельности ГФЗ, будучи в 1918-1923 и 1925-1927 гг. художественным руководителем завода.

С. Чехонин являлся автором первого по счету в советском фарфоре блюда, выпущенного к первой годовщине Октябрьской революции: это изящно и тонко написанный золотом на черном фоне новый герб страны (серп, молот и часть шестеренки), окаймленный широкой лентой цветочного орнамента, выполненного в фольклорном стиле яркими красками — пурпурной, зеленой, розовой и желтой. За один только 1918 г. Чехониным было создано несколько тарелок, в том числе «Борьба ради героев», «Благословен труд свободный», «Ум не терпит неволи», «Кто не с нами, тот против нас», «РСФСР» и др. Тиражи этих изделий невелики — несколько сот экземпляров каждое, что по тем временам являлось пределом для завод-ских мощностей. Уже тогда эти тарелки раскупались знатоками и коллекционерами, не доходя до рабочих слоев и не выполняя в силу этого своей агитационной миссии .

В 1920-1921 гг. Чехонин сделал еще два блюда — «Царству рабочих и крестьян не будет конца» и «РСФСР», которые стали для него последними в этой теме. В 1922 г. им были выполнены тарелки «Женщина», «Арлекин» и «Коломбина», а в 1923 г. — сервиз «Три розы», считавшийся шедевром и ставший его последней работой на ЛФЗ. Им также были заложены традиции будущего стиля в фарфоре ГФЗ-ЛФЗ: фольклорная, классическая, экспрессивно-футуристическая. Примером последней может служить тарелка «Кубистическая с молотом» (1919) .

Одной из главных тем в советском искусстве тех лет было изображение В.И. Ленина, над созданием которого работали многие скульпторы, графики и живописцы. Первый портрет Ленина на фарфоре был выполнен в 1919 г. молодой художницей А. Голенкиной. Помимо портрета тарелка имела по борту надпись: «Власть не дают, ее берут с оружием в руках».

Кроме того, фарфористами ГФЗ был использован портрет Ленина работы Н. Альтмана, сделанный с натуры. М. Адамович поместил его на декоративной тарелке с надписью «Кто не работает, тот не ест» (1921); именно эта тарелка тогда же была дорого продана на аукционе в Стокгольме в пользу голодающих детей Поволжья. В течение нескольких лет тарелка тиражировалась с некоторыми изменениями в рисунке продовольственных карточек, изображенных в левом углу изделия. В 1920 г. по рисунку Н. Альтмана был изготовлен также бокал.

В 1920 г. графический портрет Ленина был выполнен С. Чехониным и тиражировался на тарелках с использованием различных лозунгов. Его же барельеф-миниатюра с изображением вождя, изготовленная в 1923 г. из бисквита, хранится в собрании Государственного Русского музея.

Выдающимся мастером фарфора первых лет советской власти была А.В. Щекотихина-Потоцкая, жена И. Билибина и ученица Н. Рериха, привнесшая в агитационный фарфор сказочные и лубочные мотивы, яркие цвета. Среди лучших ее работ — поднос «Агитационный» (1920), тарелка «Мельница» (1920), два блюда под названием «Социализм». На одном из них изображен русский парень в оранжевом кафтане, который, стоя подбоченившись на возносящем его солнце, выкрикивает лозунг: «Да здравствует Интернационал!» Весело рассыпавшиеся буквы заполняют все пространство блюда, по которому разбросаны символизирующие разные континенты головки турок, китайцев и негров. К VIII съезду Советов одновременно с другими художниками завода — Кобылецкой, Вильде, Голенкиной — Щекотихина-Потоцкая расписала блюдо «Набат» (или «Звонарь»). Тогда же ею было создано большое блюдо под названием «Прогулки матроса. Праздник 1 Мая 1921 года в Петрограде», а также блюдо «Комиссар» (или «Чекист»).

Разразившийся в 1921 г. голод в Поволжье стал темой целого ряда блюд и тарелок, выпущенных специально для аукциона в пользу голодающих. К лучшим из них принадлежат блюда Чехонина «Голод», Щекотихиной — «Голодному», «Силою рук трудовых» и «Страдание России». Из более поздних работ Щекотихиной представляет интерес ваза «Александр Невский» (1944) и др.

В соответствии с ленинским планом монументальной пропаганды по государственному заказу на заводе выпускались изделия мелкой пластики на революционную тему. Так, В. Кузнецов исполнил бюсты К. Маркса и К. Либкнехта, Н. Данько — бюст Н.И. Новикова и барельеф «Декабристы». Тогда же оба скульптора начали изготовление целой серии фигурок, отражающих революционный быт города, среди них «Рабочий-красногвардеец» Кузнецова, «Матрос Балтфлота», «Женщина, вышивающая знамя», «Работница, говорящая речь» Данько и др. Одновременно В. Кузнецов по заказу Комитета продовольствия начал работу над новыми формами простой посуды для общественного питания. Наряду с агитационными мотивами в ее росписи присутствовали и другие сюжеты: сказочные, из античной мифологии, аллегорические эпохи классицизма.

Художественные достоинства агитационного фарфора были неоспоримыми уже для современников: показанный в течение этих лет на многочисленных выставках как внутри страны, так и за рубежом, он стал «полпредом» нашей культуры на Западе . По признанию французского критика «революция нашла свое первое и лучшее отражение в фарфоре» . Это был единственный вид агитационного искусства, изделия которого с успехом экспортировались.

Уникальность агитационного фарфора состояла в том, что, появившись в крайне тяжелые годы гражданской войны и разрухи, он являл собой изделия, редкие по красоте и выразительности, поскольку создавался художниками, воспитанными в культурных традициях прошлого: «Новые композиции включали революционные лозунги, изображения солдат и матросов, загадочные большевистские аббревиатуры, но выполнялись в ярком и красочном «мирискусническом» стиле. Изысканность ранее сложившегося стиля как бы нейтрализовала суровость агитационных задач, в результате появились праздничные декоративные произведения» .

В фарфоре активно работали и художники объединения «Мир искусства». Так, Л. Бакст выполнил тарелку «Нижинский в костюме Искандера в балете «Пери» (1925). Б. Кустодиев стал автором скульптур «Гармонист» и «Плясунья», которые были расписаны М. Кирилловой в 1924 г.

С начала 20-х гг. на ГФЗ работали художники-супрематисты. Супрематизм как направление в авангардном искусстве России был основан К. Малевичем в 1913 г. Его суть изложена в работе «От кубизма и футуризма к супрематизму» (1915). В соответствии с ней супрематизм есть высшая стадия развития новейшего искусства, при которой художник освобождается от задачи изображения предметного мира: «Композиции супрематизма организуются из разноцветных плоскостей, имеющих форму квадрата, прямоугольника, круга, треугольника, креста. Такие комбинации должны были выразить абсолютные, «высшие» начала реальности, постигнутые интуицией художника» . Сторонниками супрематизма были Н.М. Суетин, И.Г. Чашник, В.М. Ермолаева, Л.М. Лисицкий (в 1919-1921 гг.), И. Червиченко и др. Сильной стороной этого направления было стилистическое единство работ его сторонников, которое прошло в своем развитии три основные фазы . Супрематизм оказал огромное влияние на форму и стиль не только в архитектуре и дизайне, но и в декоративно-прикладном искусстве.

Художники-супрематисты также обращались в своем творчестве к ленинской теме. Так, И. Чашник в супрематическую композицию на декоративной тарелке поместил надпись «Ленин». Ее буквы не покрыты краской, а выполнены пробелами на темном, крытом краской фоне тарелки и сияют белизной глазурованного фарфора .

В 1923-1924 гг. И. Чашник работал на ГФЗ в должности живописца-композитора, т. е. художника, сочиняющего росписи по фарфору. Им были оформлены многочисленные бокалы, чашки, супницы, сухарницы, чайники, вазы, расписанные геометрическими формами. Для росписи изделий супрематическими композициями использовалось в основном «бельё» ГФЗ. Супрематизм «с его опытом цветописи и работой над чистой пространственной формой вовсе не противоречил природе фарфора как художественного материала, не разрушал конструкцию вещи» .

В 1925-1926 гг. И. Чашник и Н. Суетин расписали фарфор для ленинградского магазина «Антиквариат» П. Губара и для треста Новгубфарфор.

В 1923 г. над росписью фарфора для ГФЗ работал К. Малевич. Им были созданы необычные по форме чайник, тарелка, чашка, названные «Супрематическими». Они выполнены в «белье», а декоративная тарелка украшена абстрактным четким рисунком из прямых линий и квадратов в синем, черном, красном и коричневом цвете. Особое внимание обращают на себя чайник и чашки, вернее, получашки. Было два варианта их росписи: первый из них сделан Н. Суетиным, а второй — с цветной супрематической композицией — И. Чашником. На изделиях проставлена марка «Черный квадрат». Очень скоро фарфор как материал перестал интересовать Малевича, а созданные им чашки позднее стали легендарными.

Блистательным представителем супрематистов был Н. Суетин, с 1922 по 1953 г. связавший свою жизнь с ГФЗ: сначала он работал художником-композитором, а с 1932 — главным художником завода . Одним из самых известных изделий Суетина тех лет является чернильница прямоугольной формы, решенная в трех цветах: красном, черном и белом (1923). Тогда же им были расписаны сервиз «Супрематизм», скульптором которого выступил С. Чехонин, а также тарелки под названием «Бабы».

В 1930 г. Суетиным была изготовлена новая супрематическая чернильница «Модель V», выполненная в ином цветовом решении. К этому периоду относятся и расписанные им чайные сервизы «Хлебный», «Брусничка», «Тракторный», в декорировании которых использовались архитектурные мотивы.

Суетинский фарфор отличался новизной, декоративной фантазией и был законченным по стилю. В руках супрематистов бытовые объекты из фарфора превращались, по словам современников, «в рафинированные и самодовлеющие сгустки мастерства» .

В 1932-1933 гг. в результате поиска новых форм Суетиным были созданы вазы для цветов, прозванные «суетонами» в художественной лаборатории ГФЗ и получившие широкое распространение. В связи с двухсотлетним юбилеем завода мастер был награжден орденом Ленина за огромный вклад в развитие фарфорового производства .

В 30-е годы на ЛФЗ работал замечательный художник по фарфору А. Воробьевский. Созданные им изделия — блюдо с женским портретом в сиренево-голубых и черных тонах (1930), флаконы для духов и пудреница, ваза «Слово о полку Игореве» (1939) — выбиваются из общего ряда работ завода своей стилистической манерой, отличаясь редкой техникой и тонкой орнаментальной росписью.

Особое место среди плеяды блистательных художников ГФЗ занимает творчество Н. Данько-Алексеенко, которая начала свою деятельность в скульптурной мастерской Императорского фарфорового завода еще в 1914 г.: «За двадцать пять лет творческой работы на заводе ею было создано более трехсот фигур и композиций тематической скульптуры — жанровой, сатирической, портретной и декоративной, не считая вариантов повторений, выполненных в бронзе, терракоте, воске и фаянсе» . Среди ее наиболее известных работ — статуэтки «Партизан в походе» (1919), «Милиционерка» (1920), «Вышивающая знамя» (1919) и др. В 1920 г., как символ противоречия между новым и старым миром, ею были созданы знаменитые шахматные фигуры «Красные и белые».

Самобытны и выразительны работы Н. Данько «Гадалка» (1922), «С базара» (1923), триптих «Бахчисарайский фонтан» (1923), «Ликбез по радио» (1927), многие из которых неоднократно тиражировались, а также фарфоровые скульптуры патриотической тематики более позднего периода. Среди них такие, как «Готовы к обороне» (1932), «Колхозный молодняк» (1934), «Папанинцы» (1937), чернильный набор «Обсуждение проекта Советской Конституции в колхозе Узбекистана» — все они ярко иллюстрируют время, в которое создавались.

К этому периоду относятся и первые попытки скульптора использовать фарфор для декорирования интерьеров московского метро. Так, для станции «Площадь Свердлова» Н. Данько выполнила барельефы «Танцы народов СССР». Под ее руководством было осуществлено декорирование речного вокзала в Химках, в котором принимали участие скульпторы и художники ЛФЗ .

Самостоятельным направлением творчества Н. Данько являлась ее портретная пластика. В разные годы ею были созданы следующие портреты-скульптуры: «Вацлав Нижинский в балете «Видение розы» (1922), «Анна Ахматова» (1924), чернильница «Пушкин за работой» (1936), «Балерина А. П. Павлова в роли Одетты в балете П.И. Чайковского «Лебединое озеро» (1931-1932), «В.Э. Мейерхольд на репетиции».

С конца 30-х гг. появляются скульптуры Н. Данько, изображающие персонажей спектаклей в исполнении знаменитых артистов, например, «З.Н. Райх в роли Эмили Готье», портреты Ваграма Папазяна в роли Отелло и актрисы Е.П. Корчагиной-Александровской, серия портретов, изображавших артистов Ленинградского театра комедии в спектакле В. Шекспира «Двенадцатая ночь, или что угодно». В последнюю скульптурную сюиту входят двенадцать фигурок, представляющих не только всех главных, но и второстепенных действующих лиц комедии — герцога Орсино (Ж.И. Лецкий), Оливию (И.П. Гошева), капитана Антонио (А.В. Севостьянов), Виолу (Е.В. Юнгер), дворецкого Мальволио (А.Д. Бениаминов), сэра Тоби (Б.М. Тенин), камеристку Марию (И.П. Зарубина) и других персонажей. Их лица оставлены неглазурованными и сохраняют матовость, каждая фигурка поставлена на постамент, на котором сделана надпись с указанием роли и фамилии исполняющего ее артиста.

Н. Данько внесла огромный вклад в развитие советского фарфора. Ее работы всегда были востребованы, их покупали как музеи, так и коллекционеры, они нередко фальсифицировались. Многие работы Н. Данько расписывала ее сестра Е. Данько — талантливый художник по фарфору. Их совместные работы часто имели подпись «НЕД».

В годы Великой Отечественной войны художницей Л. Лебедин-ской были расписаны сервизы «Ленинград в блокаде» и «Ленинград. К 250-летию города» (1941-1942), которые в настоящее время являются редкостью. В 1944 г. скульптором С. Яковлевой и художницей А. Яцкевич был создан сервиз «Кобальтовая сетка», ставший «визитной карточкой» ЛФЗ за рубежом, где он пользовался огромным успехом. Сервиз тиражируется и по сегодняшний день. В 1949 г. А. Яцкевич осуществила роспись великолепной по своей выразительности скульптуры В. Мухиной «Артист С. Корень в роли Меркуцио».

В 1953 г. на ЛФЗ скульптором Б. Воробьевым была выполнена серия статуэток по произведениям Н.В. Гоголя. Отделка «гоголевских типов» выразительна и выполнена с большим вкусом художниками В. Руковишниковой и И. Ризнич. Эти фигурки сразу стали предметом коллекционирования и сегодня на рынке стоят дорого.

В 1955 г. Е. Янсон-Манизер создал известную фарфоровую статуэтку «Галина Уланова в балете «Лебединое озеро» (1955).

Ленинградский фарфоровый завод славился высококачественной продукцией, которая создавалась талантливыми скульпторами и художниками, квалифицированными технологами. При этом «стиль росписи нового советского фарфора складывался из супрематического, мирискуснического и реалистического направлений при общем сохранении принципов декоративности вещи и высокой культуры работы с материалом» . Фарфор ЛФЗ неоднократно отмечался наградами на международных выставках. Так, на Международной выставке в Париже в 1925 г. было представлено 280 экспонатов завода работы Чехонина, Адамовича, Н. Данько, Щекотихиной-Потоцкой, Суетина, Чашника, Кобалецкой и др. На фоне господствовавшего в Европе стиля ар деко «…советская экспозиция выделялась своей социальной, функциональной и художественной направленностью, резко контрастировала с большинством экспонатов, выставленных другими странами» . Наградами были отмечены работы Н. Суетина, А. Щекотихиной-Потоцкой, Р. Вильде и других фарфористов ЛФЗ. Последний был удостоен золотой медали. На Международной выставке в Париже в 1937 г. изделия завода также получили золотую медаль.

Марки ГФЗ ставились зеленой и синей красками под глазурью или от руки по глазури и представляли собой заключенный в окружность герб России (1917), изображения серпа и молота в разных вариантах (1918-1930). На экспортной продукции в 20-е гг. проставлялись клейма на английском языке с текстом «Made in Russia» и «Made in Russia. USSR». С 1925 г., когда заводу было присвоено имя М.В. Ломоносова (ЛФЗ), марки чаще всего были надглазурными и проставлялись штампом или от руки разными цветами. Среди них аббревиатура «ЛФЗ», а также текст с названием завода, заключенный в овал из лавровых листьев .

К числу наиболее крупных подмосковных фарфоровых заводов первых лет советской власти и последующего периода относятся прежде всего Дулевский и Дмитровский, входившие ранее в империю «Товарищества М.С. Кузнецова». На этих заводах, «. где особенно чтили старое искусство, утверждение нового стиля происходило сложно и драматично. Требовался радикальный пересмотр традиций, отказ от кузнецовских художественных канонов, от кузнецовской тематики и стиля» .

По мнению специалистов, изделия, выпущенные подмосковными заводами в первое десятилетие после Октябрьской революции, также подпадают под определение «агитационный фарфор», несмотря на то, что по своим техническим характеристикам и художественному уровню они чаще всего уступают изделиям ГФЗ-ЛФЗ. Вместе с тем они имеют свой «провинциальный» колорит и встречаются значительно реже, как правило, не повторяясь .

На Дулевском фарфоровом заводе (с 1924 г. — имени газеты «Правда») в 20-е гг. трудились старые мастера Х. Салина, В. Мысягин, И. Конькова, Ф. Маслов и др., виртуозно владевшие различными техниками росписи. Влияние нового веяния в оформлении фарфора, новые задачи, поставленные перед фарфоровыми производствами, привели их к поиску новых форм и композиционных решений.

Агитационный фарфор дулевских мастеров стилистически отличается от образцов ГФЗ. Его примером может служить подносной сервиз «5 лет Октября», в 1922 г. выполненный талантливым художником А. Колосовым для В.И. Ленина. В центре тарелки из этого сервиза помещено изображение серпа и молота на фоне силуэта Кремля, а по красному полю идет надпись «РСФСР V». При декоре использованы техники крытья, золочения, обводки. Сервиз выглядит торжественно и строго. В 1927 г. тот же художник выполнил юбилейное блюдо «10 лет Октября» с портретом В.И. Ленина, а также вазу «Жатва» с изображением девушки со снопами.

Большой вклад в развитие агитационного фарфора Дулева внес профессор ВХУТЕМАСа А. Филиппов с группой студентов керамического факультета, выполнивших ряд изделий, изготовленных к III конгрессу Коминтерна (1921).

Как и в прежнее время, на заводе продолжала выпускаться массовая, экономичная по форме посуда, для которой разрабатывались новые рисунки. Так, чайные пары расписывались восточным орнаментом и узором из серпов и молотов; широко использовались абстрактные композиции. В орнаментальное оформление часто включались различные лозунги. Дулевскими художниками был выработан свой выразительный агитационный стиль.

Супрематизм не нашел понимания у художников и не получил развития в их творчестве; они оставались верны народным художественным традициям.

В 30-е годы главным художником Дулевского завода стал П.В. Леонов, открывший новую страницу в его деятельности. Леоновский фарфор засверкал яркими красками, крупными пятнами золота, белизной черепка. Так, его сервиз «Посольский (1934) похож на деревянную золоченую посуду, выполненную в стиле народной росписи; П. Леоновым были также выполнены сервизы «Черные глаза», «Братишки», «Москвичка» и др. В 1936 г. он создал сервиз «Красавица», роспись которого выполнена цветами, для декора использовано синее крытье и золото. Рисунок букетов расположен внутри чашки. Сервиз был представлен на Всемирной выставке в Париже в 1936 г., где фарфор дулевского завода получил «Гран-при», десять золотых и семь серебряных медалей.

Огромный вклад в художественную жизнь дулевского завода внесли художники А.Г. Сотников и П.М. Кожин, с приходом которых получила развитие фарфоровая пластика, в которой они раскрылись как замечательные скульпторы-анималисты. Так, в середине 30-х гг. Сотниковым были созданы статуэтки «Соболь» (1934), «Волк» (1935), «Ягненок» (1937), «Курица» (1938), которые впоследствии многократно тиражировались. «Ягненок» же был приобретен Третьяковской галереей. Фарфоровая пластика А.Г. Сотникова отличалась утонченностью. Он широко использовал в росписи подглазурные краски и соли, которые обладают богатой гаммой оттенков естественных серо-голубых, коричневых, зеленых тонов, как бы заимствованных у природы.

В 1937 г. Сотников создал сервиз «Скифский», в 1935-1936 гг. работал над статуэткой «Чапаев», за которую был награжден первой премией. Тогда же он получил заказ на фриз для украшения здания санатория в Кисловодске.

В годы войны А. Сотников был отозван с фронта для работы над вазой «Победа». К этому периоду относится его скульптурная композиция «Встреча героя» (1945). Большой выразительностью отличается скульптурный портрет С.М. Буденного на коне, созданный в 1951-1953 гг.

Настоящую славу А.Г. Сотникову принесли его скульптуры «Сокол» и «Курица», за которые он получил «Гран-при» на Всемирной выставке в Брюсселе в 1953 г. «Сокол» Сотникова стал эмблемой Дулевского завода.

Немало изящных анималистических фигурок, особенно рыб и птиц, создал П.М. Кожин — большой знаток животного мира. Среди них — работы «Рыбы» (1937), «Тукан и Дрофа» (1950) и др.

Пятидесятые годы были определяющими для завода: «В созданных тогда же сервизах «Песня», «Золотой олень», «Розовая птица» появляются черты, которые будут определять лицо дулевской продукции в будущем: это конструкторская логичность форм, эмоциональная напряженность пластики и яркая декоративность живописи» .

В этот период под руководством П.В. Леонова на заводе работали Т. Воскресенская, В. Ленецов, художник-анималист Д. Рождественский, художники Г. Захаров и С. Медведев, внесшие большой вклад в формирование нового стиля дулевского фарфора.

Маркой Дулевского завода является изображение сокола в двух вариантах — с надписью «Дулево» и без нее. Почти все марки надглазурные, разных цветов .

Государственный Дмитровский фарфоровый завод в Вербилках так же, как и другие фарфоровые заводы страны, не мог не испытать влияния времени. В 1920 г. он начал выпуск изделий — отдельных чашек, кружек и тарелок — по старым формам, но с новым оформлением в плакатно-агитационном стиле, с призывами и лозунгами, например: «Учись по радио!», «Против эксплуатации!», «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!», «Все в культпоход!». Иногда их украшали портреты первых лиц государства, например, чашка с портретом М.И. Калинина. Фоном для портрета служило поле с копнами сжатых колосьев хлеба, над которым летит самолет. Композицию дополняет надпись: «Всероссийский староста Калинин».

Дмитровская роспись строилась по другим канонам и отличалась от дулевской. В ней использовались строгие цветовые решения, близкие к акварели, и более нежные цветовые сочетания. Присутствовала четкость контуров и графичность, что позволило перейти к механизации росписи изделий при помощи аэрографа, трафарета, печати, деколи. Было налажено использование сдвижной деколи и перевод рисунка через мелкотрафаретную сетку . Для портретов использовалось фото. Декорированные без учета формы, эти изделия тем не менее являются интересными образцами дмитровского фарфора первых лет советской власти.

Одновременно, до начала 30-х гг., Дмитровский завод, находившийся в стороне от борьбы художественных течений и направлений тех лет, продолжал выпускать разнообразные изделия старой кузнецовской продукции: сервизы, вазы, отдельные предметы, украшенные цветами, пейзажами, «красавицами», влюбленными парочками, богатой позолотой и орнаментом и предназначенные для зажиточных слоев деревни и городских мещан. Желая приблизить свои изделия к современности, художники нередко переодевали персонажей пасторальных сцен в современные костюмы.

Конец 30-х гг. следует считать переломным в художественной жизни завода. На Всемирной выставке в Париже в 1937 г. его продукции была присуждена золотая медаль, а лучшими изделиями были признаны чайные сервизы «Русский орнамент» и «Женщины наших республик» (роспись А. Чекулиной), «Искусство народов СССР» (роспись Е. Смирнова и К. Тихонова), сервиз с росписью по мотивам русских народных сказок В. Федулова — последние двое являлись потомственными мастерами фарфорового завода.

Крупным мастером тех лет был А. Колошин, создававший роспись посуды в технике «агашка» в лучших гарднеровских традициях.

К числу ярких и самобытных мастеров завода принадлежал С. Орлов, создавший ряд замечательных фигур и скульптурных композиций, ярких и образных, на сказочные сюжеты. Таковы, например, ставшая знаменитой и неоднократно тиражировавшаяся статуэтка «Иванушка на Коньке-Горбунке», триптихи «Сказка о Коньке-Горбунке» (1938) и «Сказка о рыбаке и рыбке» (1944). Не менее интересен его триптих «Клоунада»; клоун из этой группы под названием «Веселый» тиражируется и сегодня. Орлову принадлежит и многофигурная скульптурная композиция «Александр Невский» (1941-1944) — самое значительное художественное произведение завода, созданное в годы Великой Отечественной войны.

Тогда же художники завода создали ряд чайных сервизов, посвященных Советской Армии, военным событиям, например «Орден-ский» (художник Т. Деморей) с изображением орденов Александра Невского, Суворова и Кутузова, «Битва за родину» (художник А. Чекулина), «Оборонный», один из которых был расписан Е. Чекулиной, а другой — А. Хазовой и др.

В начале 50-х гг. на заводе впервые за тридцать последних лет началась работа над созданием новых форм, отвечающих духу времени. Эта работа связана с именем скульптора Ю. Гангрио, пришедшего на завод в 1954 г. Разработанные им чайные и кофейные сервизы «Ручеек», «Метро», «Ладога», «Гигант», «Подмосковный сувенир» и др. выпускались массовыми тиражами. Гангрио проработал на заводе более тридцати лет и создал замечательные по форме изделия, например вазы «Кобальтовая птица» (роспись В. Лосева), чайный набор «Кузнецы» (роспись А. Харитонова).

В области анималистики работали Д. Горлов, ученик крупнейшего советского художника-анималиста В. Ватагина (с 1954 г.), и С. Вайн-штейн-Машурина (с 1959 г.), создавшие немало талантливо выполненных фигурок животных.

В 60-е гг. многие скульптурные работы выполнялись М. Пермяк. Мягкая пластика и лиричность образов сделала эти работы известными, среди них крупная скульптура «Утро» из глазурованного неокрашенного фарфора (1959), композиция «Сплетницы» (1960), скульптуры «Моющая голову», «Купающая ребенка», «Керамистка» и др.

Получают распространение детская тема и изделия для детей на темы русских народных сказок, над которыми успешно работают С. Вайнштейн-Машурина и Н. Розов — создатель многофигурных композиций на темы детских сказок «Теремок» и «Репка».

Всемирная выставка в Париже в 1958 г. принесла фарфору Вербилок серебро.

На протяжении всех лет существования вербилковский завод сменил целый ряд марок (около десяти), которые до начала 30-х гг. XX в. проставлялись надглазурно в основном красным цветом; в 30-50-е гг. красный цвет чередовался с зеленым, дополнительно использовалась синяя краска; в 50-60-е гг. применялись золотая, красная и синяя краски .

Высшие государственные художественно-технические мастер-ские (ВХУТЕМАС) были организованы в Москве в 1920 г. на базе «Свободных художественных мастерских», возникших в 1918 г. в результате слияния двух учреждений: Московского училища живописи, ваяния и зодчества и Строгановского училища. Они представляли собой научно-исследовательскую и учебную организацию, где осуществлялось обучение студентов по двум направлениям: художественному и производственному. К первому относились живописный, скульптурный и архитектурный факультеты, а ко второму — полиграфический, деревообрабатывающий, металлообрабатывающий и керамический. Имелось и педагогическое отделение, на котором готовили преподавателей различных направлений художественного творчества.

Среди преподавателей ВХУТЕМАСа были В.А. Фаворский, П.В. Кузнецов, И.И. Машков, В.Е. Татлин, А.М. Родченко и др. Он внес большой вклад в развитие советского искусства вообще и керамического в частности. Здесь велись теоретические и практические разработки, использовался аналитический и научный подход к закономерностям формообразования и цветообразования в пластических искусствах.

Во ВХУТЕМАСе учились талантливые художники-керамисты: А. Сотников, В. Дорофеев, П. Кожин. Практические занятия студенты факультета проводили не только в лабораториях и мастерских учебного заведения, но и на Дулевском фарфоровом заводе. Под руководством профессора А.В. Филиппова студентами керамического факультета за очень короткий срок (полтора месяца) был выполнен заказ на изготовление фарфоровых изделий для III конгресса Коминтерна (1921), состоявший из «двенадцати разного типа и рисунка фарфоровых чашек и одной тарелки в восточном вкусе» — всего 2000 предметов. Для этого использовалось «бельё» Дулевского завода. Сегодня эти предметы агитационного фарфора очень редки, дороги и являются предметами коллекционирования, а зачастую и фальсификаций.

Кроме того, на факультете выпускались высокохудожественные керамические изделия. Например, юбилейный столовый сервиз «V РСФСР», выполненный А.Н. Колосовым к 5-летию Октября (1922), был подарен В.И. Ленину. Студентами А.В. Филиппова под его руководством были разработаны современные формы фарфоровых изделий. В. Дорофеев выполнил «Коралловый» сервиз, получивший награду на Всемирной выставке в Париже в 1927 г.; этот сервиз многие годы тиражировался Дулевским заводом. П. Кожин исполнил оригинальный чайник «Яйцо», И. Фрих-Хар разработал декор чайника «Верблюд» необычной формы.

С марта 1923 г. обучением по новым программам и планам руководил ректор ВХУТЕМАСа В.А. Фаворский. На Международной выставке в Париже в 1925 г. система образования ВХУТЕМАСа была отмечена золотой медалью .

В 1926 г. ВХУТЕМАС был реорганизован во ВХУТЕИН — Высший художественно-технический институт, в основном сохранив свою структуру. В 1930 г. в связи с началом директивной борьбы с формализмом в советском искусстве он был закрыт. На базе петро-градского ВХУТЕИНа затем был учрежден Художественный институт. Полиграфические факультеты петроградского и московского ВХУТЕИНа вошли в Московский полиграфический институт, организованный по постановлению ЦИК СНК СССР в 1930 г.

В 1921-1925 гг. на фарфоровых изделиях ВХУТЕМАСа ставилось красное надглазурное клеймо в виде сюжетной композиции с текстом «ВХУТЕМАС. КЕР. ФАК» или «ВХУТЕМАС. КЕР. ФАК Д.Ф.Г.Ф. №__» .

О admin

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*

x

Check Also

Льняные шторы в интерьере: фото идеи дизайна занавесок из льна на кухню

Льняные шторы для кухни: идеи и использования занавесок из льна в различных стилях интерьера Раньше было принято считать, что льняной ...

Резные натяжные потолки: особенности применения, достоинства и недостатки (20 фото) — Строительный портал

Резные натяжные потолки: особенности применения, достоинства и недостатки (20 фото) Резные натяжные потолки: особенности применения, достоинства и недостатки (20 фото) ...

Кровать трансформер для малогабаритной квартиры: разновидности

Кровать-трансформер для малогабаритной квартиры: виды конструкций и цены Не всегда размеры комнаты позволяют установить в ней полноразмерную мебель. Сэкономить в ...

Гипсовая Штукатурка Декоративная Для Внутренних Работ, Виды и Выбор Для Отделки Стен, Плюсы и Минусы Материала, Технические Характеристики и Рейтинг Фирм, Как Разводить и Наносить

Гипсовая штукатурка в интерьере: новые возможности классики (20 фото) В процессе строительства стен здания или укладки плит перекрытия не всегда ...

Светодиодная подсветка своими руками — как сделать в квартире, диодное освещение на кухне, для лестницы, мебели, штор и цветов, монтаж led панелей фото

Светодиодная подсветка в интерьере: варианты и монтаж своими руками Одна из самых последних и креативных находок дизайнеров сегодня — это ...

Мешковина в интерьере — 80 идей декора из натурального материала

Мешковина в интерьере — декор своими руками +80 фото Мешковина в интерьере является очень популярным трендом в последнее время среди ...

Как украсить окно и подоконник: 55 лучших идей

Главная » Декор » Как украсить окно и подоконник: 55 лучших идей При подборе декора для дома мы часто оставляем ...

Мрамор в интерьере

Мрамор в интерьере: античная классика в быту (25 фото) Посреди множества отделочных материалов мрамор занимает отдельное место. До недавнего времени ...

Цветок маранта – уход в домашних условиях: пересадка и размножение маранты; почему маранта сохнет и желтеет

Автор: Листьева Лилия 17 марта 2015 Категория: Комнатные растения Растение маранта (лат. Maranta) – представитель рода многолетних трав семейства Марантовые. ...

Тайка одноцветная перламутровая лазурь, Продукты — Тиккурила, Для вашего дома

С помощью одноцветной перламутровой лазури Тайка так просто создать декоративный интерьер! Несколько мазков валика – и поверхность обретет жемчужное сияние ...

Кухня оранжевого цвета — 100 фото интерьеров

Кухня оранжевого цвета — позитивное настроение при любых обстоятельствах Кухня оранжевого цвета не только подарит вам тёплое и солнечное настроение ...

Как выбрать обои и на что обратить внимание при покупке

Как выбрать обои: классификация материалов для поклейки В настоящее время существует огромное количество отделочных материалов для стен, начиная от самых ...

Окно без штор в интерьере, Идеи для ремонта

Для многих уют в доме начинается именно со штор, однако так ли они необходимы? Как вообще декорируют оконных проемов в ...

Водостойкий ламинат: состав, виды, производители, укладка и монтаж

Когда речь заходит о напольном покрытии в ванную комнату, первым делом на ум приходит керамическая плитка. А если вместо холодного ...

Стеновые Панели Буазери Деревянные в Интерьере

Стеновые панели Буазери — королевская элегантность (21 фото) Если вы начали ремонт своей квартиры или частного дома, то актуальным становится ...

Декор Стола Рабочего Деревянного, Обеденного Или Журнального Своими Руками Цветами, Тканью и Стеклом

Стол, безусловно, всегда находится в центре любого интерьера. Габариты и форма изделия абсолютно неважны: это может быть миниатюрный столик на ...

Рейтинг@Mail.ru
Яндекс.Метрика